Ю.В. Крупнов
 

Практика персонального образования

(продолжение)

Начало >>

XII. Высшие способности

Именно в отношении освоения и выращивания высших способностей наиболее заметно отличие индивида и личности, именно здесь наиболее легко преодолевается инерция отождествления личности и индивида.

О необходимости четкого выделения высших способностей, насколько нам известно, первым заявил Л.Н. Толстой в русле критики современной ему школы: «То странное психологическое состояние, которое я назову школьным состоянием души, которое мы все, к несчастью, так хорошо знаем, состоит в том, что все высшие способности — воображение, творчество, соображение — уступают место каким-то другим, полуживотным способностям — произносить звуки независимо от воображения, считать числа сряду: 1, 2, 3, 4, 5, воспринимать слова, не допуская воображению подставлять под них какие-нибудь образы; одним словом, способность подавлять в себе все высшие способности для развития только тех, которые совпадают со школьным состоянием, — страха, напряжения памяти и внимания. Всякий школьник до тех пор составляет диспарат в школе, пока он не попал в колею этого полуживотного состояния…» («О народном образовании», в книге «Толстой Л.Н. Педагогические сочинения» М. Педагогика. 1989. с 62).

Именно через выращивание высших способностей появляются условия для образования личности.

Именно в отношении освоения и выращивания высших способностей наиболее заметно отличие эгоистического индивида и личности.

Именно высшие способности, а не убогие компетенции, неумело взятые из англосаксонского педагогического языка, и должны составить принципиальное созидательное приращение к массовой советской школе.

То есть основа практики персонального образования и основа новой российской школы должна состоять в том, чтобы вводить детей не только в качественные ЗУНы (знаменитые советские «знания, умения, навыки»), но и в высшие способности понимания, воображения, мышления, идеализации, моделирования, проблематизации и пр. как фундаментальное условие образования российской личности, государственности, общества и мира.

Высшие способности принципиально не выращиваются и не существуют в индивидуальной форме, они для индивида попросту невозможны.

Здесь мы пока далеки от того, чтобы преодолеть Г.В.Ф. Гегеля, который указывал на то, что все субъективные способности — это реальные способы деятельности в истории и являются, как писал советский русский философ Э.В. Ильенков, автор знаменитой работы «Что же такое личность?»[71]: «…коллективными («всеобщими») формами, переживающими  действительное развитие в истории. Субъектом «способностей» здесь впервые был признан не индивид как таковой, рассматриваемый в абстракции от всего того, чем он обязан обществу и истории, а тот грандиозный «ансамбль» индивидов, взаимно воздействующих друг на друга, который реально и создает политическую историю, и науку, и искусство, и технику, и все остальные универсально-человеческие формы культуры.

Индивидуум же выступает в рамках этой концепции как нечто по существу производное, выступая как субъект способностей ровно в той мере и тех границах, в которых ему посчастливилось  приобщиться к развитию всеобщечеловеческой культуры[72]».

Летом 1997 года в период первого серьезного конфликта  по поводу перспектив и методов реформирования российского образования мною была предложена идея связать экономику образования с системой способностей как выражения планируемой образованности и трудовой дееспособности российского населения. В качестве механизма подобной связи была предложена «ипотека способностей»[73]. Уверен, что только на этом непростом пути мы будем в состоянии выйти на экономику образования, которое  реально ориентированно на личность и ее образование. В противном случае,  мы, независимо от наших идеологических пожеланий,  создадим экономику «нового человека», очень похожего на столь вожделенного многими человека экономического (Homo economicus) и на практике являющего собой законченного эгоиста.

XIII. Метод Личных образовательных программ

Персональное образование технологически строится на основе метода Личных образовательных программ как стратегических задач овладения собственным образованием или, как я обозначал это выше, созидания своей собственной пайдейи.

Подобное программирование непосредственно начинается с организации ситуации вопрошания или иного типа работы с  бескорыстным интересом ребенка и его различными откликами на специально создаваемые межличностные ситуации[74].

При создании рефлексивно-аналитических пространств выявления средств организации ребенком собственного образовательного продвижения важнейшим элементом разработки ЛОП является выделение сильных сторон личности ребенка и переведение их в приоритетные направления его персонализации.

ЛОП возникает как последовательное проведение принципа личности в образовании, поскольку в этом случае невозможно приспосабливать личность ребенка к имеющимся у нас в наличии программам или даже образовательным системам. Необходимо совместно с ребенком выстраивать лично для него и под его образовательное и общее движение особую образовательную программу.

Вместо приспособления ребенка к образовательным программам в персональном образовании требуется  выстраивать нужную и самую необходимую для конкретного ребенка программу.

Разумеется, речь ни в коем случае не может идти о том, чтобы культуру и историю, приспосабливать к ребенку, вообще подстраиваться под ребенка, вставать вровень с ребенком в культурном и социально-возрастном пространстве (как, к сожалению, это получается в педоцентризме и педагогике сотрудничества). Нет, при абсолютном уважении  к личности ребенка необходимо ответственно, с позиции реальной культуры и истории вводить ребенка в реальное присвоение этих высших  способов и техник мышления и деятельности и перевода их в персональные образовательные и жизненные средства.

Выстраивание персональной формы продвижения человека должно в обязательном порядке исходить из задачи наращивания его мышления и сознания, которое может происходить преимущественно  в общественной форме[75].

Фактически для конкретного ребенка или подростка ЛОП является формой выращивания вокруг него и по поводу его продвижения персонализированного детско-взрослого образовательного сообщества.

ЛОП также может выступать технологической основой неотчуждаемого права ребенка быть субъектом своего образования и самообразования. Здесь очень важно относиться к результатам работы А.В. Баранникова, который последовательно развивает идеи самообразования как не добавки, реализуемой во внешкольном пространстве, а основы общего образования[76].

Личная образовательная программа нужна для организации процессов персонализации, поэтому в ней должны быть прописаны направления и этапы персонализации, ее план. Хотя, конечно, понятно, что такие программы должны быть рассчитаны на долгие годы и не могут согласовываться исключительно со ступенями образования[77]. В целом технология программирования должна еще разрабатываться, в частности должно учитываться, что персональное образование принадлежит прежде всего самому учащемуся, поскольку именно он является субъектом этого образования и у него равное партнерство с учителем, он равноправно участвует в создании сценариев[78] и проектов собственного образования, но уже сейчас понятно, что нужен анализ существующего гигантского опыта программирования в разных сферах для постановки образовательного программирования на принципиально новый уровень[79].

В персональном образовании совершенно по-новому выступают возможности  дополнительного образования, поскольку именно в дополнительном образовании возникает уникальная возможность относиться ко всему многообразию образовательной работы детей и выстраивать Личные образовательные программы, в которых сочетаются и соединяются разные стороны образовательной жизни детей.

XIV. Персональный образовательный патронат

Смысл и назначение персонального образования  — через подбор Личной образовательной программы соединить конкретного ребенка с социально-культурным сообществом, которое практически разрабатывает систему новых наук и практик или воспроизводство традиций и тем самым с большой степенью вероятности обеспечивает перспективность образовательной работы ребенка.

Эту функцию подбора для ребенка сообщества или общности с богатым образовательно-культурно-антропологическим потенциалом, выстраивание самоопределения и отношений ребенка с перспективным сообществом, перевод этих отношений в устойчивую связь  культурно-образовательного надзора за характером образовательного продвижения ребенка призвана выполнять система персонального образовательного патроната.

Организационным механизмом персонализации в системе патроната могут выступать патронатные службы или центры персонального образования[80]. Такие службы являются центральным элементом системы персонального патроната и могут создаваться как внутри образовательной организации, так и в качестве межшкольного и межкорпоративного механизма.

В основе деятельности патронатной службы лежат выявление трудностей и проблем каждого ребенка и выработка способов их разрешения.

 Регламент взаимодействия важнейших для формирования Личной образовательной программы и персонального сопровождения ребенка позиций: антрополога, психолога, медицинского работника, социального работника, воспитателя, культуролога, дидакта, методиста.

В этих целях организуется  формализованное и определенное правовым образом описание ситуации ребенка и общих рекомендаций и программ его образовательного продвижения, ведутся персональные антропотехнические карты (АТК[81]).

Разумеется, персонология (как система знаний о конкретном ребенке по базовым профилям — см. главу IV «Организация комплексного персонального патроната») при патронате может и должна дополняться социологией, категоризацией различных групп детей, как это сегодня и делается в практике педагогической и социальной работы.

Сотрудники службы должны быть научены работе со многими  знаниями (методология междисциплинарного  анализа  и проектирования), уметь организовывать координацию деятельности различных ведомств  и  служб, различных  организаций  (разрабатывать  регламент их взаимодействия).

Составляемые информационные досье в целях недопущения нарушения прав личности, разумеется, должны иметь исключительно правовую основу, создаваться при обязательном согласии родителей и должны быть строго определены порядок и состав лиц, имеющих к ним доступ.

Надо также, считаю, активно изучить и переносить опыт создания центров персонального образования на Западе, когда средством персонализации оказываются как общие формы работы с учащимся (в частности, с их здоровьем и безопасностью) в образовательных организациях, так и целевое обеспечение учащихся разнообразными образовательными ресурсами и учебными материалами.

Патронатная служба, как представляется, в скором времени должна будет стать обязательным элементом и важнейшим механизмом управления  каждой образовательной организации, поскольку она впервые позволяет осуществлять целенаправленную работу с человеческим потенциалом, а  должность руководителя патронатной службы станет столь же престижной, как должность HR-менеджера в современной фирме мирового класса.

XV. Новая российская школа

Образование личности — вот та миссия, то призвание, в ответ на которые необходимо и возможно проектировать и строить новую российскую школу.

Именно от школы сегодня зависит то, какой тип поколенческого программирования мы будем осуществлять, какое реально поколение и какая реальная элита получится: поколение личностей или Generation Эгоист[82].

И позволит это сделать последовательная реализация выдающегося и уникального завоевания советско-российской педагогики — деятельностного подхода.

Деятельностный подход является буквально сквозным подходом, который пронизывает всю историю теории и практики российской педагогической мысли.

В середине XIX века основателем педагогической антропологии К.Д. Ушинским была сформулирована идея свободной деятельности как основания образования: «… Свободная, излюбленная деятельность одна способна удовлетворить требованию души человеческой и дать ей тот мир, которого она так жадно ищет…».

В советское время глава Московского методологического кружка, автор идеи мыследеятельности и создатель метода ОДИ (организационно-деятельностной игры), главный автор и организатор написания книги «Педагогика и логика» Г.П. Щедровицкий и создатель теории и практики развивающего образования В.В. Давыдов,  автор «Видов обобщения в обучении», на разных основаниях заложили фундамент деятельностного подхода в образовании.

На сегодняшний день в мире нет ничего технологически равномощного деятельностному  подходу советско-российского производства.

Реализация принципа личности средствами деятельностного подхода — таковой мне видится формула новой российской школы как системы и как единой сферы.

Именно поэтому для меня новая российская школа — школа персонального образования.

Школа персонального образования не может существовать в общественной системе и цивилизации, которые являются неличностными и  не востребующими персонального образования.

Отсюда важнейшая задача персонального образования — способствовать строительству персоналистской цивилизации (см. ниже).

Только такая задача, с моей точки зрения, позволит российскому образованию не скатиться окончательно в новозастойное болото  и не стать безысходно провинциальным.

Вообще сегодняшняя жизнерадостная примитивизация и провинциализация российского образования не просто глупа и преступна, но еще и смешна.

«Задрав  штаны, бежать за комсомолом» (С. Есенин)  группы людей с невежественными лозунгами — разве это не смешно?

Оказаться сапожниками без сапог в сфере образования в стране Ушинского и Давыдова — разве это не смешно?! Впрочем, нет, это не смешно. Это пошло.

XVI. Образовательные права личности

Но справедливо спросят: а возможно ли сегодня новое российское образование, которое не только не хуже советского, но и на порядок лучше, реально ли и как каждого без исключения российского ребенка ввести  в высшие способности? Как же должно выглядеть это подлинно новое российское образование, сколько же оно будет стоить?

С моей точки зрения, это и возможно, и жизненно необходимо. Иначе мы потеряем страну, нашу Россию, и потеряем реальное счастье наших детей и внуков, которые в мире будут чувствовать себя все большими и большими изгоями, людьми второго сорта, париями, которых предали и бросили их же собственные отцы и деды.

Но чтобы пойти по линии создания нового российского образования как развития и принципиального усложнения, «повышения» советского образования, необходимо кардинально поменять ту отправную точку, с которой начинается настоящее образование XXI века.

Нужен социально-культурно-исторический проект общества, в котором мы хотим жить.

Такой отправной точкой и принципом нового российского общества является представление о том, что у каждого без исключения человека есть его личность и сфера образования предназначена для организации наилучшего образования этой личности — т.е. проявления личности, приобретения ею формы, усиления ее действенности и устойчивости.

С этой точки зрения, любая личность, явленная в том или ином виде каждым человеком с момента его зачатия и рождения, имеет неотчуждаемое фундаментальное право на свое образование. Такое право я предлагаю называть образовательным правом личности[83].

Если это образовательное право личности и, соответственно, каждого человека как носителя личности считать принципом организации общественной жизни в России, то идеальная конституция страны должна будет начинаться с примерно следующего положения: «Каждый без исключения человек рождается как носитель личности, и ее наивысшее образование является фундаментальной совместной задачей самого данного человека, его семьи и родных, общества, государственности, мира и человечества в целом».

Общество, построенное на образовательном праве личности, следует считать образовательным обществом.

Предлагаемое мною представление о личности является достаточно необычным, поскольку, с одной стороны,  воспроизводит православную идею личности как того, что движем миром и жизнью, поскольку сам Бог является личностью и созданность человека по Его образу и подобию определяется тем, что личность человека является непосредственным, как формулировали некоторые отцы Церкви,  «кусочком Бога».

Это очень сложное и, согласен, очень спорное представление, но его необходимо разрабатывать и продвигать, поскольку именно на нем только и возможно построить практику образования, основанную на принципе личности.

С другой стороны, эта концентрация общества и образования на личности и ее образовательных правах является прямым продолжением главной идеи советской школы о необходимости «формирования всесторонней и гармонически развитой личности». А с правовой точки зрения, очень близок к этой идее интересный проект Закона «Об обеспечении конституционных прав граждан на общее образование», который был предложен в начале 2001 года «Яблоком».

…Личность — это то, что в состоянии творить развитого человека по образу и подобию Бога, создавать семью, государственность, общество и мир в целом, человечество.

И это творчество личности обеспечивается высшими способностями понимания, мышления, воображения, идеализации, проблематизации.

Отсюда основой новой российской школы должна стать доктринальная идея: образование является средством развития человека, общества и государства как фундаментальное условие образования российской личности, государственности, общества и мира — причем личности каждого без исключения российского гражданина.

Эта идея не является совершенно новой. В последнем серьезном документе, действительно посвященном развитию российского образования, в «Концепции развития образования» 1988 года, созданной в рамках ВНИКа «Школа» Госкомитета СССР по образованию всеми лучшими теоретиками и практиками советского образования под рук. Э.Д. Днепрова, содержался предложенный В.В. Давыдовым и Ю.В. Громыко ключевой тезис о новом «образовании как развитии личности, общества и государства».

Если мы поставим в центр нового российского образования идею образовательного права личности каждого без исключения российского ребенка и гражданина, то это также станет принципиально новым социально-политическим подходом к общественному развитию и обозначением принципиально новой цивилизации и формации, построенной на принципе личности.

При этом надо иметь в виду, что принятие в качестве центральной образовательно-политической категории прав личности окажется прямой оппозицией и альтернативой идее прав человека (human rights), которая была впервые применена для обоснования массовых казней эпохи революционного Террора и на наших глазах окончательно превратилась в штурмовое орудие глобализации и построения США глобальной империи в период президентства Дж. Картера и затем многократно использовалась в ходе «гуманитарных вмешательств» США и НАТО (в частности, во время агрессии против Югославии в 1999 году).

Права личности, в отличие от прав человека, характеризуются тем, что их обеспечение естественно следует из высшей обязанности личности реализовывать и образовывать себя как всемирной задачи[84].

XVII. Персональное образование станет основой лучшей в мире российской школы и восстановления страны как мировой державы

Если бы кто-нибудь в 1943 году в газете «Правда» напечатал статью на тему о том, что грядет новое оружие, основанное на решении «ядерного вопроса», никто бы попросту не поверил, не отличил эти разговоры от фантастических романов Беляева и Грина. И, как мы знаем, только исключительные усилия буквально нескольких человек в СССР (Флерова, Сталина и Берии) привели к тому, что «урановый вопрос» стал приоритетным проектом страны  и основой выживания СССР во второй половине XX века.

В наши дни ситуация, к великому сожалению, повторяется почти буквально. И хотя все аналогии условны, но необходимо ясно осознавать, что мы, как народ и как страна с тысячелетней историей, находимся на грани полного уничтожения и вычеркивания из мировой истории.

Сегодня стало окончательно очевидно, что субъектом мировой политики в XXI веке будут те страны и блоки, в которых наиболее успешно решена «урановая проблема» грядущего века — проблема личностного потенциала, напрямую определяемого устойчивостью и мощностью сознания, степенью освоенности высших способностей каждым гражданином и населением всей страны в целом.

В мировом соревновании будет побеждать та государственность, личностный потенциал которой является наивысшим.

Россия имеет все шансы не стать проигравшей на мировой арене. Но для этого она должна своим приоритетом сделать восстановление и наращивание личностного потенциала на основе целенаправленного создания практики персонального образования и – на основе этой практики – новой российской школы.

Если мы сумеем сделать это, то наша страна станет мировой державой.

Судьбы мира и будущее народов в XXI веке будут решаться в области дееспособности замысливать и осуществлять выдающиеся («конкурентоспособные») поколения — т.е. осуществлять поколенческое программирование.

Именно от того, как уже сегодня и даже вчера мы, напрягаясь как страна, промысливаем поколения для грядущих конкретных десятилетий, и зависит, как эти поколения будут показывать себя во Всемирной Истории, как, с какой эффективностью они будут трудиться, как они будут хранить традиции и историческую память, как они, в конце концов, будут зарабатывать пенсии своим отцам и дедам, каких они будут образовывать собственных детей и внуков.

Основой восстановления страны должен стать тотальный «культ личности» в России.

Но чем наиболее достоверно определяется российская личность?

Абсолютно конкурентоспособным и мирового качества российским высококвалифицированным трудом. Именно такой труд и стоящие за ним промышленность, наука и образование востребуют новую российскую личностью и новую российскую школу[85].

Чтобы всерьез говорить об образовании и тем более организовывать его восстановление и развитие, необходимо предлагать и ясно  формулировать то, какую Россию мы строим и какой труд в России мы создаем. Вне задания уровня и планки квалифицированного труда невозможно какое-либо развитие и образование личности.

Верен и обратный тезис – только та новая формация российского образования, которая несет в себе новую формацию российской жизни и российского труда, в состоянии стать реальным механизмом реализации образовательных прав личности.

Это очень важный момент. Преодолевая, и правильно, индустриализм советского времени и делая ставку на личность как смысл и цель нового российского образования, мы ни в коем случае не должны «выбросить» проектно-прорывной смысл образования и самой жизни.

XVIII. Персоналистская цивилизация

Построение практики персонального образования  открывает возможность для программирования и создания особой международной социальности, которую Эммануэль Мунье в своем «Манифесте персонализма» назвал «Персоналистская цивилизация» (La civilisation personnaliste)[86].

«Персоналистская цивилизация — это цивилизация, структуры и дух которой направлены на то, чтобы каждый из составляющих ее индивидов мог реализовать себя как личность. Она признает их реальность и целевые установки, отличающие их от простой суммы индивидуальных интересов и имеющие верховенство над интересами индивидов, взятых в материальном плане. Тем не менее, их конечная цель состоит в том, чтобы дать каждому человеку возможность жить в качестве личности, то есть возможность развивать максимум инициативы, ответственности, духовной жизни»[87].

В основе этой социальности лежит принцип личности и проект общества личностей. Но программа построения именно персоналистской цивилизации дает возможность пригласить к участию в ее создании — т.е. организовать своего рода промежуточное пространство мирового диалога и сотрудничества.

И, конечно, программа построения персоналистской цивилизации является прямой противоположностью призвания «поколения эгоистов» или «экономических людей». Наоборот, это предельно направленная на общностное развитие и кооперацию программа, скорее близкая к коммунитаризму и солидаризму[88].

Персоналистская цивилизация подразумевает, по Мунье, «персоналистский и общностный строй» и совершение «личностной революции».

Только мы бы, в оппозицию Э. Мунье, считали личностной революцией действие, которое в каждое мгновение, в каждый момент возникает из революционного осознания собственной причастности не  злу[89], а добру и мироразвитию, в осознании средства собственного участия в истинном и справедливом миропорядке, в настойчивом проявлении доброй воли.

Персонализация, по Э. Мунье, — это также и содействие «наступлению эры личностей»[90].

XIX. Еще раз о терминах и понятиях

В настоящее время здесь — в сфере понятий и терминов — идут серьезные споры и даже борьба[91].

Личность — персона — просопон — ипостась — индивид — индивидуальность — особа — самость — субъект — Я  — все эти термины чрезвычайно необходимы для разработки учения о личности как основания персонального образования.

Разумеется, необходимо самым серьезным образом организовывать исследование проблематики личности и персонального образования, в том числе и привлекая к разработке образовательных технологий материал по антропологии и изучению древних цивилизаций, мирового развития, неевропейских систем представления и работы с персональностью (например, сопоставительно исследовать индийскую традицию и греко-латинскую, как это, к примеру, предлагает делать исследователь древних цивилизаций С. Малик[92]).

XX. Ложные ориентиры

Разрабатывая и организуя практику персонального  образования, следует очень осторожно относиться к отождествлению принципа личности и гуманизма, гуманистических теорий. Ни в коем случае не следует допускать отождествление личности с совершенно конкретным социально-историческим типом — «ренессансной личностью». В частности, это смешение нередко проводили даже Н. А. Бердяев и Марсель, не говоря уже о других писателях.

Идея личности ни в коем случае не может быть отождествлена с такого рода ренессансными представлениями, которые скорее проводят идею индивидуализма. Это исходно подчеркивает и заявляет в своей работе уже неоднократно цитируемый нами Иоанн Зизиулус: «Уважение к «личностной идентичности» человека является, возможно, наиболее значительным идеалом нашего времени. Попытка современного гуманизма подменить собою христианство в том, что касается достоинства человека, привела к отделению понятия личности от богословия и соединению его с идеей автономной морали или же с чисто гуманистической экзистенциальной философией. Поэтому, хотя проблема личности и «личностной идентичности» сегодня широко обсуждается как проблема высшего идеала, никто, по-видимому, не признает того факта, что как исторически, так и экзистенциально понятие о личности неразрывно связано с богословием. В рамках этого небольшого исследования будет сделана попытка показать, насколько глубока и нерушима связь, соединяющая понятие личности с патристическим богословием и экклезиологией»[93].

Гуманизация, антропоцентризм и педоцентризм, с моей точки зрения, не только не имеют никакого отношения к принципу личности, но и противоположны ему.

«Персонализм противоположен антропоцентризму. Вместо отпавшего от Бога индивидуалиста, персонализм сосредоточен на Личности, то есть на человеке как образе и подобии Божьем. Человек перед Богом — основная тема персонализма. Персонализм рассматривает человека как существо, наделенное божественными дарами — свободой, совестью, разумом, способностью любить, стремящегося к осуществлению высших ценностей — Истины, Добра, Красоты. «Христианский идеал ставит человека безмерно высоко» (Лосский Н.О. Бог и мировое зло. М. Республика. 1994. с 124). Но эта высота не отъединяет личность от мира. Наоборот, человек как личность в персонализме — это человек «вовлеченный», открытый миру, болеющий о мире, спасающий мир. Преображение мира начинается с преображения души человека — с ее движения к Богу»[94].

Мне кажется, здесь есть, о чем задуматься.

XXI. Приглашение к сотрудничеству

Разумеется, принятие персонального образования в качестве ядра организации практики образования потребует серьезной  реорганизации и преобразования уже существующих практик. Поэтому здесь потребуется большая  работа по  согласованию и  соорганизации разных  подходов и систем.  Ведь  просто отменить существующие  практики не удастся и, главное, совершенно не нужно. Но переорганизовывать и согласовывать, очевидно, необходимо.

…Как бы там ни было, но проблема практики образования, которая была бы сообразна, сомасштабна и конгениальна проблеме личности, существует.

Проблему надо обсуждать и доводить до предельно простой  и  всеобще  значимой формулы. Мои заметки, очевидно, являются предварительными, и вряд ли их можно рассматривать в качестве завершенной по форме и содержанию работы. Но начинать обсуждать проблему  создания практики персонального  образования надо.

Поэтому я и мои коллеги были бы чрезвычайно признательны всем, кто найдет время и возможность предложить более эффективные методы построения практики персонального образования.

Примечания

[71] Ильенков Э.В. Что же такое личность?  // Философия и культура. М. 1971.  с 387-414.

[72] Ильенков Э.В.  Гегель и проблема  способностей // Философия и культура. М 1971.  с 377-378

[73] «…Реальная стоимость образования каждый раз может быть нефиктивно определена исключительно на уровне личности, через акт употребления образовательного цикла личностью, но, как это ни парадоксально, выразить и количественно характеризовать эту стоимость в состоянии только сложно организованная общественная структура, которая технически может связывать на себе систему коммуникации и связей в обществе, своего рода коммуникативная ипотека (Ю. Хабермас) — общественный неправительственный орган, который мог бы стать центральным механизмом создания социально-воспроизводственной инфраструктуры детства в России и, таким образом, формирования гражданского общества» (рукопись).

[74] Подобная работа была отработана в сетевом образовательном проекте «Квестионарий» в ряде школ г. Москвы.

[75] Здесь очень важны процессы консциентизации (см. выше).

[76] Баранников А.В. Самообразование учащихся в системе общего образования. Теория и практика М. Владос. 2001.

[77] В частности, создание клубов выпускников в школах очень важно именно с той точки зрения, что реальные, хотя и невыявляемые, как правило, личные образовательные программы проявляются у учащихся реально через несколько лет или через десяток лет.

[78] Технология сценариев или скриптов — см. работы М. Коула по культурной психологии.

[79] Например, в мире компьютерного программирования давно уже обсуждаются разные достаточно «тонкие вещи», которые и не снились разработчикам программ образовательных  — такие, например, как макетирование программ («Макет программы — наспех, грубо сколоченный информационный объект, единственное назначение которого — дать возможность пользователю и программисту выработать единое понимание решаемой прикладной задачи. Этот подход казался вызовом, очевидной ересью с точки зрения большой науки программирования». — Громов Г.Р. Персональные вычисления или макетирование программ? — http://www.informix.kiev.ua/articles/gromov/gromov.htm)

[80] Система персонального патроната перспективности и безопасности детства в настоящее время разрабатывается Институтом учебника «Пайдейя». Система персонального патроната определяет единую логику работы с детством на территории на основе персонального знания о каждом ребенке и проектирование соответствующих действий в отношении персональности данного ребенка. Таким образом, система персонального патроната стремится создать методики адресного  и эффективного использования современных методов сбора сведений, регистрации и статистики. Более подробно см. сайт проекта «Перспективное детство» - http://www.detstvo.paideia.ru/

[81] Такие антропотехнические карты были разработаны Ю.В. Крупновым в  1995 году на базе экспериментальной площадки комитета образования г. Москвы «Материнская школа» для сопровождения младших детей в начальной школе.

[82] Напоминаю, что это интенсивно продвигаемый сегодня брэнд и толстенный массовый журнал, обозначающий, безусловно, направление определенного поколенческого программирования.

[83] См. статью Ю.В. Крупнова «Новое российское образование: время созидать. Необходимо реализовать образовательное право каждого российского ребенка» // журнал Народное образование № 8 за 2002 год, см. также   http://www.p-rossii.ru/articles/stat42.phtml).

[84] О таких парадоксальных правах интересно писал известный идеолог российской государственности и монархии Л.А. Тихомиров: «Почему же «плодотворно», то есть приводит к действию только то право, которое чувствует себя обязанностью? Потому, что такова действительная, реальная природа личности. Человек, как существо разумное, нравственное и волевое, не есть первоисточное существо, но истекает из божественного начала, которое поместило его в мире именно с миссией самостоятельно развивать данные ему духовные силы. Человек по природе это чувствует и твердо требует необходимой свободы и права тогда только, когда это необходимо для исполнения обязанности его миссии. Никакого «права» в противном случае личность за собой не чувствует, и даже получая его, не практикует. Совершенно справедливо говорит Катков: «Нет пользы в том, что я имею право, если я не чувствую себя обязанным сделать то, что дозволяет оно сделать». Это право мертвое, бездейственное, пользование которым личность сознает простым «самодурством».

Монархический принцип велик и силен тем, что его государственная идея совпадает с психологической реальностью. Государственная власть основана на психологической природе личности, а эта психологическая природа такова, что личность имеет право лишь как последствие своей мировой обязанности. Право поэтому сильно и реально только тогда, когда в государственной области воспроизводит общий психологический закон бытия личности. Полной отчетливости это достигает в монархическом принципе, который поэтому по природе в потенции несомненно заключает в себе данные для наиболее полного осуществления разумной свободы и права. Если политическая бессознательность людей мешает реализации этой возможности, то мы не должны приписывать принципу монархии того, что создается непониманием этого принципа» (Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. Глава XLV «О правах и обязанностях»).

[85] См. статью Ю.В. Крупнова «Система среднего профессионального образования как организатор промышленного развития России» — опубликована в журнале «Народное образование», № 7 за 2001 год, см. также   http://www.p-rossii.ru/articles/stat2.shtml).

[86] Мунье Э. Манифест персонализма / Пер. с фр. М. Республика. 1999. с 300, 312.

[87] Там же с 300-301.

[88] Коммунитаризм продвигается американским социологом и экономистом Амитаи Этциони. В нашей стране интересно развивает проблематику коммунитаризма Г.Г. Пирогов. Солидаризм является чрезвычайно популярным и распространенным способом рассуждения об общественном развитии, его можно встретить у многих философов и политиков (особенно в романоязычных странах), нам представляется интересной версия СА. Левицкого (см. «Что такое персоналистический солидаризм. По С.А.Левицкому. Составитель Роман Редлих», Посев, 1974). Важно отметить, что идеологию и практику солидаризма разрабатывал в последние несколько лет безвременно скончавшийся предприниматель А.С. Паникин (основатель известного концерна «Панинтер»).

[89]  Там же  с 188

[90] Там же с 475.

[91] Вот типичный пример: «И нельзя не заметить, что европейский философский персонализм, в ХХ веке обратившийся к тайне личностного бытия человека, не смог найти в философском лексиконе подходящих терминов и создал новодел: «самость» (причем у Юнга антонимом «самости» — das Selbst — как раз и оказывается Persona, «социальная кожа личности»)» //  Кураев А. Христианская мысль перед тайной личности.

[92] What is the person/self? The answers maybe given in terms of Purusa (Cosmic Man)—in India; in Greece the word Prosopon and the Latin word Persona assumed the meaning of personage. Thus Mind, Man and person are closely interlinked; and in this context there are diverse concepts, notions and paradigms to the query—»What is Mask»? — в Rupa-Pratirupa : Mind Man and Mask/edited by S.C. Malik. Delhi, Aryan for Indira Gandhi National Centre for the Arts, 2001, 334 p., 174 Colour plates, 47 b/w plates, figs., maps. ISBN 81-7305-192-5. — http://www.vedamsbooks.com/no18927.htm.

[93] Иоанн Зизиулус, митрополит Пергамский. Личность и бытие. http://ibif.nm.ru/translations/ziziulas.htm.

[94] С. Флегонтова Русский персонализм и  экология — http://www.rchgi.spb.ru/Izdat/Chrstian/EC3.html.