СПАСЕМ РОССИЙСКУЮ ШКОЛУ!
Save Our School!

 

 

Мы не будем делать глупости...

Руководитель столичного образования Любовь Кезина: "Мы не будем делать глупости, какими бы экспериментами, распоряжениями и нормативами они нам ни предписывались"

Источник: "Итоги", 06.04.2004

Сегодня много говорят и пишут о реформе образования, разработанной бывшим Министерством образования. На бумаге многие положения этой реформы выглядят более чем убедительно. Единый государственный экзамен (ЕГЭ), нормативное финансирование для школьников и государственные именные финансовые обязательства (ГИФО) для студентов, новые образовательные стандарты, изменение статуса учителя и личностно ориентированная педагогика прописаны и разложены по полочкам в толстых методичках. Но внедрение этих новшеств в жизнь - дело субъектов Федерации, их бюджетов и местных комитетов образования. О том, что происходит с реформаторскими идеями, когда они спускаются с теоретических высот на землю - к практикам, "Итогам" рассказывает руководитель Департамента образования города Москвы Любовь Кезина.
- Любовь Петровна, ваше отношение к единому госэкзамену известно - вы всегда были его противником. Вы вообще против затеянных бывшим Минобразованием реформ?
- Я не против того, чтобы система образования реформировалась, а против того, как это делается. Если ЕГЭ сделать по-настоящему качественно и профессионально, то я за него, как за механизм, позволяющий дать независимую, беспристрастную оценку знаниям выпускников. Единый измеритель для всей страны нужен, причем такой, который будут признавать все: если у выпускника по единому экзамену высший балл, значит, предмет действительно выучен им отлично. Но у нас экзамен построен так, что получить высший балл практически невозможно. Заведомо составляются вопросы, которые позволяют только одному ребенку из 10 тысяч получить 100 баллов. Я с бывшим министром образования Владимиром Филипповым спорила до хрипоты. Он мне говорит: мол, если из 10 тысяч будет 6 стопроцентных ответов, я разорву эти КИМы (контрольно-измерительные материалы - вопросы к ЕГЭ. - "Итоги"). Понимаете? Разработчикам специально поставлена задача, чтобы как можно меньше детей могли получить высший балл, а значит, и ГИФО, полностью покрывающее бесплатное обучение в вузе. Не верю, что 12-14 процентов выпускников оправданно получают на экзамене "двойку". Если это так, мы подписываем приговор школе: либо в ней работают учителя, не способные научить детей, либо негодные программы. Филиппов считает, что и то, и другое сразу и хорошо, мол, что мы это можем увидеть. Но, принимая ребенка в школу, мы гарантируем, что он освоит курс средней школы. А по результатам ЕГЭ выходит, что путь для дальнейшей учебы ему заказан. Буквально крест ставим на ребенке с помощью этих непонятно как сделанных КИМов.
- Вы и дальше в тандеме с Виктором Садовничим, ректором МГУ, будете держать оборону от наступающего ЕГЭ?
- В отличие от МГУ мы не можем совсем игнорировать единый экзамен. У нас 22 тысячи заявлений от детей, желающих его сдавать. И мы обязаны предоставить им такое право. Но делать его обязательным, вступать в эксперимент по полной программе пока не будем. Над экзаменом надо еще работать и работать.
- Но реформаторы образования действительно уверены, что дело не в качестве КИМов, а в неэффективности работы школы. И среди предложений по ее реформированию есть такие: увеличить наполняемость классов, поднять нормативы нагрузки учителя, слабых преподавателей уволить. Это позволит вывести преподавание на новый качественный уровень и выучить больше детей на имеющиеся средства.
- Это все какие-то антипедагогические замыслы. Если школа сегодня финансируется на 40-50 процентов от реальных потребностей, то о каком нерациональном использовании денег может быть речь? Только ведь на зарплату хватает, а где средства на ремонт, оборудование классов? Рассуждать о том, что меньше учителей могут лучше выучить больше детей, могут только финансисты. Я, выступая на правительстве, так и сказала: такие планы могут строить люди, в образовании ничего не смыслящие. Если мы сегодня говорим о том, что у нас должно быть личностно ориентированное обучение, что классы формируются в зависимости от здоровья ребенка и его способностей, то про какое увеличение нормативов наполняемости они говорят? Если школа коррекционная, то больше двенадцати детей в классе не может быть. Есть еще школы здоровья и надомного обучения - там классы тоже малокомплектные. А есть одаренные дети - это еще более сложная категория: с каждым надо работать индивидуально. То есть учителей нужно все больше и больше, только для школы полного дня в Москве нужно еще 3 тысячи педагогов. Как можно увеличить наполняемость классов, если в концепции реформы чуть ли не главный лозунг - личностно ориентированная педагогика? - Может быть, решение проблемы в нормативном финансировании?
- Дело в том, что пока нет ни одного региона, который вышел бы на нормативное финансирование. Регионы пробуют, но все сводится к упрощенной схеме: выделенные на год деньги делятся на количество учеников в регионе, а потом передаются школам в соответствии с тем, сколько на них приходится детей. Это не есть нормативное финансирование. Мы начали работу над этим механизмом раньше, чем министерство, и готовили нормативы несколько лет. У нас они зависят от вида и типа образовательного учреждения. Есть разница в стоимости обучения ребенка в обычной школе и коррекционной, где с детьми надо работать в несколько раз больше, чтобы научить их писать и считать? Есть. Мы давали свой проект на экспертизу финансистам - он им не нравится. И я их понимаю. Если переходить на наши нормативы, придется бюджет школы увеличить в 2-3 раза. А таких денег нет. Но в Москве мы к этому будем двигаться: имеются предварительные наработки по введению нормативов с поправочными коэффициентами. Определяем стоимость обучения ребенка в том или ином среднем образовательном учреждении, но с поправкой на то, сколько денег выделяет бюджет. А надежды на то, что нормативное финансирование будет введено в федеральном масштабе, у меня нет. Да и ГИФО пытаются ввести в высшей школе по той же причине - нехватке денег. Это, на мой взгляд, глубочайшая ошибка.
- Из нововведений, спущенных в регионы федеральными органами, самое последнее - новые санитарные нормы и правила. Вам удалось привести школы в соответствие с ними?
- Нас они просто потрясли. Вообще СанПиНы - вещь хорошая и нужная. Только при их разработке и утверждении было бы неплохо советоваться с теми, кто их должен выполнять. В прошлом году их с первого сентября ввели без всяких с нами консультаций. Давайте вдумаемся хотя бы в одно требование: школы не должны быть выше трех этажей. Недавно от одного из отделений Госпожнадзора получаем предписание: снести четвертые-пятые этажи в нескольких школах. Полный бред. А как выполнить такую норму: окна кабинетов должны выходить только на определенные стороны света. Что делать с остальными классами? Или еще одна норма: участки земли у школы должны быть такими, чтобы там могли разместиться хозяйственная зона, зеленая зона, спортплощадка и т. д. да еще оставалось по 20 метров от дорог и близлежащих домов. Возьмите Центральный округ города: там вообще нет пришкольных участков, только маленький двор, а потом сразу дороги и застройка. Снести эти школы и детей не учить? Мы не будем этого делать. Нельзя идти на поводу у непродуманных, неосуществимых по сути своей норм и законов.
- Но их невыполнение грозит школам закрытием...
- Мы вышли с этим вопросом в правительство Москвы, и там было принято решение: сделать то, что возможно. Например, снять решетки с окон первых этажей. А все остальное игнорировать и продолжать работать. В Москве школу закрыть невозможно. - --- Но ведь, чего греха таить, много в городе школ, состояние которых можно совершенно оправданно назвать аварийным или технически неудовлетворительным.
- А никто и не говорит, что проблем нет. Есть, и у нас в очереди на капитальный ремонт стоят многие школы. Каждая школа должна капитально, комплексно ремонтироваться раз в 20-25 лет. Но денег выделяется настолько мало, что очередность и сроки не соблюдаются. И ремонтируем не комплексно, а частично: появились деньги - починили крышу или проводку заменили. Так, чтобы от пола до потолка - очень редко. Иногда еще и потому, что для комплексного ремонта школу надо отселять, то есть дать детям другое помещение. Такой возможности практически нет. Наши школы и без того перегружены.
- Перегружены все или только хорошие, куда родители правдами и неправдами стараются устроить детей?
- Почти все, а хорошие - тем более. Но если родителям не безразлично, куда они отведут ребенка, то это свидетельство того, что образование становится по-настоящему востребованным. Раньше просто шли в ближайшую школу, теперь ищут ту, которая дала бы ребенку определенный уровень знаний и творческое развитие, поскольку понимают: от этого зависит успех и в жизни, и в дальнейшем образовании. Бывает даже так, что люди спрашивают: где есть хорошая школа, мы хотим купить квартиру и поискали бы рядом с ней. Не знаю, как в других регионах, но в Москве это уже тенденция. По поводу мест в хороших школах действительно кипят нешуточные страсти.
- С 1 апреля начался прием в первые классы, по каким признакам родитель может судить о качестве конкретной школы?
- Информация о школах, их специализации, наборе дополнительных услуг есть в окружных управлениях образования. Но специалисты оценивают школы по своим критериям, родители - по своим. Так что о школе, если вас заинтересовали ее возможности, обязательно надо спросить у ее учеников и их родителей. Общественное мнение, пожалуй, самое непредвзятое. Люди скажут друг другу то, чего, может быть, руководству школы хотелось бы не афишировать. Например, недавно я была в прекрасной школе, с замечательной материально-технической базой, теннисными кортами, горно-лыжным спуском, гольф-полем. Спрашиваю родителей: сколько платите? Молчат, потому что рядом стоит директор. Это плохой признак, когда люди боятся сказать правду. Но это мне, а друг другу все расскажут. Есть еще независимая комиссия по выпускным экзаменам, где можно узнать о результатах выпускников конкретной школы. При выборе школы имеет значение все - от парт и питания до программ и педагогов. Но в начальной школе главное - первый учитель. Когда меня просят посоветовать школу, я начинаю с того, что звоню директору и спрашиваю, кто набирает первый класс. Иногда в самой обычной школе при хорошем первом учителе можно получить больше, чем в самой престижной гимназии.
- Есть ли изменения правил приема в первый класс? И в каком случае родители могут считать, что им незаконно отказывают в приеме в конкретную школу?
- Правила не изменились, и москвичи могут учиться в любой школе нашего города. Но в первую очередь в учебное заведение принимаются дети, проживающие в данном районе или имеющие братьев и сестер в этой школе, дети из многодетных семей. Не принять в школу, если у ребенка нет противопоказаний по медицине (например, в школы с углубленным изучением иностранных языков принимаются дети с I-II группами здоровья и отсутствием проблем логопедического характера) и есть свободные места, директор не имеет права. За это он несет административную ответственность. А узнать, есть ли места на самом деле, можно в окружной комиссии по приему в первый класс.
- Но свободные места бывают заняты в течение первых нескольких часов 1 апреля. В основном детьми, закончившими подготовительные курсы...
- Преимущества только те, о которых я уже упомянула. Подготовительные курсы его не дают. Более того, мы больше не разрешаем делать такие курсы в школах. Теперь группы подготовки созданы в детских садах. На занятия можно водить и детей, которые в сад постоянно не ходят. Так что подготовительные отделения в школе - это чистое самоуправство. Эти курсы перекрывают кислород всем другим детям, которые хотели бы учиться в данном учебном заведении, и с этим было связано множество конфликтов. Ведь что делали директора: брали за эту услугу с родителей деньги, а потом отказывали в приеме в школу. Не готов, говорили они, ваш ребенок учиться у нас, не успевает. Какая может быть успеваемость у дошкольника? Его должны были не учить, а развивать, психологически готовить к школе. Не готов - значит плохо работали. Поэтому мы и запретили все эти платные курсы, а те, которые есть, незаконны.
- Что вы ждете от нового министерства и нового министра образования и науки?
- Министерство вроде бы укрупнилось, но реально в нем стало еще больше подразделений, и ничего хорошего в этом, думаю, нет. Боюсь, что в период реорганизации, а он будет длиться долго, и вхождения в проблему образования нового руководства потеряем и время, и темп, и содержание. В общем, не жду я ничего хорошего.
* Недавно правительство Москвы выделило столичному образованию 560 миллионов рублей. Эти деньги должны пойти на решение проблемы обеспечения школ педагогическими кадрами. Сегодня в Москве 17,5 процента учителей пенсионного и запенсионного возраста, 35-40 процентам до пенсии осталось 7-8 лет, примерно 15 процентов составляет молодежь со стажем работы до 5 лет, остальные проработали больше 10 лет. Если ничего не делать, то через несколько лет учить детей будет некому. Почему выпускники педвузов не хотят работать по специальности, всем известно: у молодого специалиста даже вместе со всеми московскими надбавками зарплата составляет 2 тысячи рублей, а прожиточный минимум в городе - 3,2 тысячи. Прийти в школу - значит оказаться за чертой бедности. Поэтому московский Департамент образования подготовил программу материального поощрения педагогов. Молодым учителям будет оплачиваться 50 процентов расходов на общественный транспорт. Изменятся и установленные несколько лет назад надбавки к зарплате: в течение трех первых лет работы они будут составлять 40 процентов от ставки, а если человек окончил вуз с красным дипломом - 50 процентов. Также каждый выпускник вуза, придя в школу, получит "подъемные" 20 тысяч рублей - на обустройство. Это почти годовая зарплата. В скором времени учителя смогут брать беспроцентные кредиты на 10 лет: банковские проценты будет гасить город. Департамент начинает реализацию программы "Молодой семье учителя - доступное жилье". И поскольку учителей сегодня в очереди около 5 тысяч, активизирует свое участие в общегородских жилищных программах. Кроме того, абсолютно всем учителям будут в два раза увеличены городские надбавки. Так что средняя зарплата будет составлять в результате 7,7 тысячи. На будущий год власти обещают увеличить фонд оплаты труда на 46 процентов, и тогда средний уровень доходов вместе со всеми надбавками московских учителей составит около 9 тысяч рублей.


 
  страницы: 1


Высказаться!

Перейти к обсуждению и комментариям.

 

Коалиция "НЕТ ЕГЭ!"
вступить!

Подписка:

Введите email:

Подписаться
Отказаться

Разместите на Вашем сайте нашу кнопку!

Поиск на нашем сайте:


    
Rambler's Top100 Rambler's Top100





[c] Партия России
[c]
Образовательное общество

Сайт создан с использованием технологии SanitariumWebLog