СПАСЕМ РОССИЙСКУЮ ШКОЛУ!
Save Our School!

 

 

Основные инструменты коррупции в образовании

Доклад на научно практической конференции «Социология коррупции»
(20 марта 2003 года)


Аванесов В.С. доктор педагогических наук, профессор,
testolog@mtu-net.ru.
 

В настоящем докладе рассматриваются вопросы определения коррупции и основные инструменты коррупции. Показано, что официально декларируемые средства борьбы с коррупцией сами являются коррупционными. Не случайно результаты применения этих инструментов оказались фактически засекреченными.

Определение коррупции.
Коррупция – это порча власти, ведущая к порче государства. Другое простое определение коррупции – это приватизация власти. Результатом приватизации и порчи становится дряблость и паралич власти, а следом за этим – и государства. Отсюда вытекает и третье определение: коррупция – это приватизация власти и, посредством этого, порча государства. Вряд ли случайно, что за восемь месяцев 2002 года было возбуждено более трехсот уголовных дел, связанных со сферой образования, что на 50% выше аналогичного уровня прошлого года. Первое место, как всегда, держит взяточничество при поступлении. Члены приемных комиссий занимаются индивидуальной подготовкой абитуриентов, с гарантией поступления в вуз.
Коррупция чиновника означает предательство. Остановить предательство могут только две силы – независимый от олигархов лидер страны и сплотившееся гражданское общество.
 

Традиции
Коррупция расцветает там, где не принято открыто отчитываться о доходах и расходах. Такие традиции сложились в нынешней России. Особенно плохо обстоят дела с отчетностью по использованию денежных средств, заимствованных Правительством РФ у МВФ.
Напротив, в дореволюционной России имелись хорошие традиции составления ежегодных, к слову сказать, образцовых отчетов царского министерства народного просвещения. Хорошая отчетность препятствует не только коррупции, но и масштабному воровству. Традиции подотчетности (accountability) образовательных учреждений перед общественностью существу-ют, в наше время, на Западе и на Востоке.

Масштабы коррупции
Коррупция начинается с дошкольных учреждений, набирает силу в школе и достигает своего апогея во время приёма в вузы.
Точные данные о масштабах коррупции в сфере госуправления и образования засекречены. Тем самым правительство РФ само нарушает закон о государственной тайне, в котором информация о коррупции не относится к грифу «секретно». Первое место среди коррупционеров занимают работники министерств (41%). На втором месте – сотрудники правоохранительных органов (26%). Вот так, власть и правоохранительные органы охраняют права своих граждан и своё государство!
Огромен разрыв между общим числом коррупционных преступлений и их низкой раскрываемостью: из общего числа примерно 20 миллионов установленных случаев коррупции только один процент поддается раскрытию. У коррупционеров риск попасть в тюрьму тем ниже, чем выше их должность. Такого рода отрицательная корреляция наблюдается преимущественно в России и в бывших республиках СССР.

Бермудский треугольник российского образования:
ЕГЭ, КИМы и ГИФО.

Вот уже третий год как Россия неожиданным и незаконным образом погрузилась в правительственный эксперимент, со странным названием «ЕГЭ, КИМы и ГИФО». Эти аббревиатуры предлагается толковать как «единый государственный экзамен», «контрольно-измерительные материалы» и «государственные именные финансовые обязательства», выдаваемые по итогам «единого» экзамена. Они же являются и основными инструментами, направленными, как утверждает официоз, на борьбу с коррупцией. Не случайно один из настойчиво озвучиваемых «аргументов» в пользу «ЕГЭ-КИМы-ГИФО» - это «борьба с коррупцией при приеме в вузы»; на что не жалеют средств, получаемых сразу из трех источников: из займа Мирового банка, из Федеральной программы развития образования и из местных бюджетов.
На самом деле, вся эта триада представляет редуцированную форму метафорических и лукавых названий. К примеру, ЕГЭ не может быть единым, потому что в нем невозможно одним набором заданий качественно измерить уровень подготовленности и рядового выпускника школы, и абитуриента престижных вузов. С точки зрения теории педагогических измерений это затея - глубоко ошибочна.
Государственным ЕГЭ не может быть, потому что Россия, как демократически ориентированное государство, не может возводить барьеры перед своими гражданами. Россия ратифицировала Конвенцию по борьбе с дискриминацией в области образования (Париж, 14 декабря 1960 г), принятую Генеральной конференцией Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры. С подписанием этой Конвенции Россия унаследовала обязательства не закрывать никому доступ к образованию любой ступени или типа; не ограничивать образование какого-либо лица; обеспечить равный для всех доступ к образованию.
Если всякий экзамен – это барьер, то госэкзамен – это барьер, устанавливаемый государством. ЕГЭ же - это единый (читайте – тотальный) государственный барьер, характеризующий страну в глазах мировой общественности не с лучшей стороны. Как бы правительство не стремилось к его, цитата, «последующему законодательному закреплению» своей «технологии проведения единого государственного выпускного экзамена», оно, в силу отмеченного, никогда не сможет получить поддержку законодателя. Против него большинство членов Комитета по науке и образованию Госдумы .
Таким образом, под видом правительственного «эксперимента» создан ещё один, очередной незаконный обходной канал поступления в вуз, противоречащий конституционной норме общего конкурса при приеме .
Что касается ГИФО, то их правильнее назвать с точностью «до наоборот»: это, фактически, необязательства государства финансировать высшее образование своих граждан. Что противоречит ст. 7 Конституции РФ. Вот почему проект «ЕГЭ-ГИФО», называемый экспериментом на уровне Правительства РФ – самый опасный, по своим последствиям, для России. Он и самый коррупционный по возможностям манипулирования приемом абитуриентов в вузы со стороны чиновников. Не случайно ректоры многих вузов и ученые указывают на недопустимость подобных экспериментов правительства. Ректор МВТУ им. Баумана И.Б.Федоров прямо указывает, что «ГИФО расширяют платную составляющую образования и тем самым, снижает его доступность. Ни в одной стране мира ГИФО нет, а где были, от них отказались» . Другой известный ученый, социолог, член-корреспондент РАН М.Н.Руткевич, прямо указывает: «ГИФО - идея явно антисоциальная. Она будет решаться простейшим способом — частное репетиторство спустится этажом ниже. В результате по системе ГИФО больше денег для продолжения учебы в вузе получат те, у кого их и без того больше, а для молодежи из бедных слоев населения путь в высшую школу станет несравненно более затруднительным» . Ничтожна и гуманитарная составляющая «ЕГЭ-ГИФО». В основе ЕГЭ легко просматривается очередная затея меритократического толка - обеспечить финансирование образования одних лиц за счет других. Но вот что писал известный немецкий педагог и философ Пауль Наторп (1854-1924). «Все дети имеют равное право на развитие, а менее способные ученики имеют такое право в ещё большей степени, чем дети, одаренные от природы». Возможно, что у некоторых прагматиков эта мысль может вызвать усмешку. Но призадумаемся о социальных последствиях, скажем так, необучения менее способных граждан. И тогда откроется бездна реальных проблем, не поддающихся решению с помощью умозрительной схемы ЕГЭ.
Ничтожны «ЕГЭ-ГИФО» и с научной точки зрения. Спросите чиновников российского Минобразования - в чем ведущая идея, где научная программа эксперимента, каковы гипотезы, что и как собираются проверять у молодых людей, какова точность измерения дорогостоящих и никчемных методов оценки. Кто из ученых и общественных деятелей, или даже из администрации Президента одобряет эту затею правительства РФ? И каковы вообще социальные и индивидуально-психологические последствия такого рода социально-метафорической инженерии, осуществляемой в ударных темпах? Ответов нет. Фактическая секретность, незаконно возведенная Правительством РФ вокруг подлинных результатов применения ЕГЭ, КИМов и ГИФО вполне соответствует главным признакам коррупционности – непрозрачности и правового вакуума. Там есть что скрывать.
С точки зрения социологии ЕГЭ чреват усилением социальной дифференциации молодежи – самым верным признаком политической нестабильности общества. ЕГЭ попирает и установленную Законом автономию вузов. Еще в прошлом веке В. Гумбольдт писал, что государству следует всегда помнить, что оно не может и не должно подменять университеты в их деятельности, как и то, что, каждый раз вмешиваясь в нее, оно создаёт препятствия.
Благодатную, для коррупции, почву создают и другие «инструменты» неограниченного вмешательства чиновников в сферу образования – это государственные образовательные стандарты, аттестация и аккредитация образовательных учреждений. По сути, посредством этих инструментов чиновники подчинили своей воле все образовательные учреждения страны. В других странах с развитой высшей школой всё перечисленное – инструменты общественного контроля. Например, стандарты являются не государственными, а национальными, т.е. общественно-профессиональными. Таковыми же являются аттестация, аккредитация и сертификация . В России нет сейчас силы, которая могла бы вырвать эти главные инструменты коррупции из рук чиновников.
 

Что делать
Коррупция - враг безжалостный и подлый, уничтожающий, как ржавчина металл, общество и государство. Главным фактором борьбы с коррупцией является создание в стране гражданского общества, основанного на Законе. Защитой от такого рода социальной ржавчины являются сознательные граждане и справедливые законы. Формирование граждан, способных бороться с коррупцией и принятие эффективных законов - главная задача народа, не желающего быть выброшенным на задворки истории и исчезнуть с лица земли.
Необходимо ввести обязательную подотчетность образовательных учреждений. Содержательные отчеты хорошо бы публиковать и подвергать независимой экспертизе. Полезно также установить порядок декларирования финансового состояния чиновников (и членов их семей) при назначении на должность и при освобождении с неё. Это хорошее средство в борьбе с коррупцией.
Приём в вузы - это многоплановая научно-прикладная проблема профессионального отбора абитуриентов, способных освоить определенную образовательную программу. Посредством «ЕГЭ-ГИФО» она не решается. Эта проблема решается созданием независимых региональных и внутривузовских центров тестирования, разработкой систем профессионального отбора.
Задача предлагаемого правительством «подушевого» финансирования должна решаться не с помощью связки «ЕГЭ-ГИФО», а на основе Конституции РФ. В соответствии с которой Российская Федерация – социальное государство, что означает недопустимость удовлетворения образовательных прав одних граждан в ущерб правам других. А потому, в случае изменения системы финансирования, каждый выпускник школы должен получить свой образовательный ваучер, одинакового достоинства, и иметь право распорядиться им по своему усмотрению. Кроме того, государство обязано бесплатно учить всех, кто отслужил в армии положенный законом срок.
В России нужна сильная (не авторитарная) власть, способная вырвать из рук чиновников основные инструменты коррупционного вмешательства в дела образовательных учреждений - стандарты, аккредитацию, аттестацию и сертификацию. И передать их все органам гражданского общества. Это и есть главное средство радикального снижения коррупции в сфере образования.


Опубликовано: Материалы научно-практической конференции. «Социология коррупции» Москва, 20 марта 2003года. Стр. 201-205.
 


 
  страницы: 1


Высказаться!

Перейти к обсуждению и комментариям.

 

Коалиция "НЕТ ЕГЭ!"
вступить!

Подписка:

Введите email:

Подписаться
Отказаться

Разместите на Вашем сайте нашу кнопку!

Поиск на нашем сайте:


    
Rambler's Top100 Rambler's Top100





[c] Партия России
[c]
Образовательное общество

Сайт создан с использованием технологии SanitariumWebLog