Публикуем подробную аналитическую работу проф. М.П. Кащенко">
 

СПАСЕМ РОССИЙСКУЮ ШКОЛУ!
Save Our School!

 

 

Главные новости проекта - архив 2003


Борьба за образование в России

ЕГЭ - КУКУШОНОК В ГНЕЗДЕ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Вместо эпиграфа
Как известно, кукушка откладывает яйцо в чужое гнездо, а растущий, благодаря неустанным хлопотам незадачливых птах, прожорливый кукушонок выбрасывает из гнезда их собственных птенцов.

 

Название статьи в сочетании с напоминанием о неоспоримом факте живой природы не оставляет сомнений в позиции автора. Однако эта позиция обусловлена, отнюдь, не ретроградством, не отсутствием информации или компетентности. Напротив, являясь сторонником объективной оценки знаний, обладая информацией и опытом работы в сфере образования, я намерен показать, что затеваемая властью реформа направлена на его разрушение, и это не случайно. Чтобы наступил «момент истины», необходимо выяснить природу власти современной России. Хотя принято повторять расхожую фразу - «нет пророков в своем отечестве», на мой взгляд, именно сейчас, как никогда, важно обратиться  к наследию выдающегося ученого Льва Николаевича Гумилева, применившего естественнонаучный подход к анализу эволюции этносов.

1. Антисистема в форме антидемократии агрессивного типа 

 Введя частоту исторически значимых событий, Гумилев установил закономерности развития этносов. Оказалось, что история этноса (суперэтноса) измеряется приблизительно полутора тысячелетним сроком, в котором после начального толчка выделяются несколько фаз, различающихся величиной и скоростью изменения средней пассионарности (активности) общества. За фазой подъема (около 300 лет) следуют сравнимые по продолжительности акматическая фаза (пассионарность максимальна), фаза надлома (пассионарность резко убывает), инерционная фаза (пассионарность медленно убывает), фаза обскурации и мемориальная.

 Обычно начальный толчок связан с прорывом космического излучения, поскольку «орбиты» макроскопических электрических токов в магме нашей планеты, задающих ее магнитное поле, нестационарны (изменения ориентации магнитных полюсов Земли надежно установлены). Возможен и вариант «импортированной»  пассионарности, как в случае с  США, когда осваивать американский континент прибыли пассионарии - выходцы Старого Света.

Из-за различий природы начальных толчков, распределений их интенсивности на планете, а также благодаря сильному взаимодействию этносов возникают сдвиги на шкале исторического времени для различных этносов. С этой глобальной точки зрения США завершили фазу подъема (и имеют максимальную пассионарность), а Россия (Московская Русь) – завершает фазу надлома, тогда как Западная Европа находится в инерционной фазе - "золотой осени" общества законопослушных граждан. Эволюция усредненной пассионарности сочетается с достаточно интенсивными ее колебаниями, амплитуда которых особенно велика в акматической фазе. Отмеченные закономерности объективны.

Как убедительно показано Гумилевым, причиной гибели этносов, является возникновение режимов власти (и соответствующих систем взглядов), паразитирующих на этносе, подобно раковой опухоли. Принципом существования таких режимов, названных антисистемами, является принцип лжи, т.е. ложь во всех мыслимых формах, начиная от "скромного умолчания" значащей информации до откровенной дезинформации становится неотъемлемым атрибутом власти. Думаю, что любой из читателей может привести практически неограниченное число примеров лжи эпохи «ельцинизма».

К сожалению, в этом компоненте нынешняя власть не уступает бывшей. Достаточно вспомнить нагромождения лжи вокруг трагедии с подлодкой «Курск». Чего стоит такой факт: специально отрезали и не стали поднимать, а спустя год взорвали (так сказать, концы в воду) носовую часть подлодки, исследуя которую эксперты могли бы сделать однозначные выводы.

  Не менее страшна ложь в форме полу правды. Возможно, не все запомнили цифру прогнозируемой (в двух первых десятилетиях 21-го века) убыли населения России , названную в послании Путина, - 23 миллиона. На самом же деле при коэффициенте репродукции близком к единице (по данным демографов: 1,1-1,15 для женщин детородного возраста) речь идет о демографическом коллапсе, грозящем потерей половины  сегодняшнего населения России к тому же времени.

Важно понять, что ложь не является случайной. Поэтому, слушая предложения, исходящие от власти, надежнее всего не принимать их на веру, а подумать, в чьих они интересах.

Ситуация в России усугубляется тем, что технологическая революция в области информации к нашему обществу явилась главным образом в форме технологий, позволяющих манипулировать массовым сознанием. Так что степень опасности (и особенно ее источники), нависшая над существованием российского суперэтноса, не имеет аналога в предшествующей истории.

Властью в России осквернено слово "демократия", т.е. власть в интересах народа, поскольку под лозунги о демократии установлена власть в интересах узкой группы лиц. Значит, реализован режим антидемократии. Таким образом, в России функционирует антисистема в форме антидемократии. Вымирание населения страны показывает, что это особо опасный вариант агрессивной антисистемы, не довольствующейся только поддержанием собственного существования, а фактически уничтожающей этнос.

 

2. Роль образования в обществе

Прежде всего, надо четко осознать, что образование является системообразующей структурой общества, роль которой непрерывно возрастает.

Действительно, главной производительной силой в постиндустриальном обществе стала наука, поставляющая современные технологии и обеспечивающая (благодаря фундаментальным исследованиям) опережающий технологический прогресс. Очевидно, что без хорошего образования о науке говорить бессмысленно. Не секрет, например что, после поражения во второй мировой войне, Япония сделала ставку на образование. И эта политика себя полностью оправдала. Страна, обладающая скудными природными ресурсами, стала одним из лидеров мировой экономики, производя товары, до девяноста процентов стоимости которых составляет интеллектуальный вклад. Поэтому не случайно Япония, Южная Корея, Сингапур, а теперь и Европа ставят вопрос о всеобщем высшем образовании. Разумеется, не все, получившие высшее образование, работают в областях, непосредственно относящихся к специализациям и направлениям того вуза, который они закончили. Это, однако, не самое главное. Важно, что непрерывно нарастает интеллектуальный потенциал общества. Можно ожидать, что талантливые люди, выделяющиеся на фоне высокого среднего уровня, принесут в целом больше пользы обществу, того же числа талантов, но выделенного по отношению к низкому уровню. Таким образом, важны и таланты, определяющие (несмотря на свою относительную малочисленность) прогресс общества, и высокий (к тому же постоянно нарастающий) средний уровень образования.

Помимо технического прогресса - необходимейшего условия развития экономики, высокий образовательный уровень граждан создает потенциальные предпосылки для построения общества, способного к оптимальной самоорганизации, т.е. контролирующего властные структуры и отвергающего негативные для развития социума доктрины. Образованные способные к самостоятельному анализу проблем граждане - вот истинное богатство общества, гарант его процветания. Не удивительно, например, что число заключенных в Японии (с ее культом образования) не превышает нескольких десятков тысяч человек.

 Образование, являясь одним из важнейших компонентов культуры, имеет и самостоятельную ценность для личности и общества. Не боясь повторить банальную истину, напомню, что главная цель современного образования - научить учиться, т.е. самостоятельно «добывать» (находить, обрабатывать и усваивать) информацию. В свете сказанного уместно отметить, что основу так называемого среднего класса в развитых странах Запада составляют инженеры, врачи, юристы, педагоги, журналисты, офицеры, менеджеры, ученые…, короче, высококвалифицированные специалисты, живущие своим трудом и способные регулярно квалификацию повышать.

Подведем итог. В цивилизованном мире образование - главная, стержневая структура, обеспечивающая расширенное воспроизводство интеллектуального потенциала. Подчеркиваю, главная, а не одна из основных, поскольку производит уникальный «товар» - квалифицированные кадры. Это самый дорогой, хотя и не подлежащий прямой продаже, «товар» (например, подготовка инженера в США оценивается в миллион долларов) и самый необходимый, без которого невозможно нормальное функционирование любой другой значимой структуры.

Поэтому там, где власть не извращена, т.е. использует делегированные ей полномочия в интересах общества, образованию должен отдаваться безусловный приоритет.

 

3.Зачем антидемократии ЕГЭ?

     В России под флагом "реформ" уже более 10 лет идет уничтожение всех значимых для общества структур (политических, экономических, военных…). Не раз предпринимались попытки подорвать и последнюю здоровую опору нынешней и надежду будущей российской государственности - образование. Достаточно вспомнить проекты приватизации вузов, сорванные благодаря отрицательной реакции вузовской и научной общественности на подобную, мягко говоря, авантюру. Тем не менее, нет никакой уверенности в том, что эти проекты не попытаются реализовать. Пусть нет ни одного мало-мальски заметного полезного для общества следствия ваучеризации. Можно прибегнуть к иезуитской тактике, представив необходимость приватизации вузов как инициативу снизу. Например, главам администраций предписывалось формировать комиссии, которые дадут предложения об изменении структуры высшего образования в  регионах (подразумевалось переложить финансирование основной массы вузов на местный бюджет, лишив финансирования "ненужные" региону вузы).

        Делалась и делается ставка на методу "разделяй и властвуй". Дается понять, что ряду "элитарных вузов" лишение финансирования не грозит. Более того, намекают - часть бюджета приговоренных к уничтожению вузов перейдет к элитарным. Собственность закрытых вузов (земля, здания, сооружения) пойдет с молотка. Это открывает грандиозные перспективы для наживы местным чиновникам. Расколов вузовскую общественность, надеются опереться на штрейкбрехеров от образования, главным образом, из числа ректорского корпуса. Надежда имеет определенные основания. Действительно, после того как ректоры получили право распоряжаться по своему усмотрению землей и собственностью вузов (а личные доходы перешли в разряд не разглашаемой информации), возникли потенциальные возможности использовать этот капитал для обогащения узкого круга физических лиц.

    Для тех, кто еще не разобрался с сутью предлагаемой реформы образования, поясню, что с 2005 года планируется введение экзаменов для выпускников 11-х классов, результаты которых без всяких дополнительных экзаменов могут представляться на конкурс в выбранный вуз. То есть экзамен носит «единый» для школы и вуза характер. Самое же главное в том, что степень бюджетного финансирования вуза связывается с количеством баллов, набранных на «едином» экзамене абитуриентом. Учитывая нищенское, на грани выживания, бюджетное финансирование вузов, естественно было бы ожидать, что дифференцированное финансирование, сопровождающее абитуриента, должно иметь характер добавки к гарантированному минимуму. Это стимулировало бы вузы к конкуренции на рынке образовательных услуг и, в конечном итоге, способствовало бы повышению качества образования без противоречия с принципом доступности образования.

     Однако, имея информацию об уровне знаний школьников, нынешнее правительство легко сообразило, что в его руках появляется инструмент, позволяющий «обосновать» масштабное сокращение госбюджетного финансирования вузов. Действительно, вряд ли кого-нибудь из неосведомленных людей (а их абсолютное большинство), привыкших к оцениванию по пятибалльной шкале, удивит предложение правительства не финансировать обучение абитуриентов, набирающих в среднем по одному предмету менее 60 баллов (из 100 возможных). Казалось бы разумно, так как  подобный результат хуже «троечного». Но если учесть, что средний балл по России 50, а число тестируемых, преодолевших барьер в 60 баллов, составляет около 15 %, то не сложно «обосновать» масштабное (вплоть до семикратного) снижение финансирования вузов.

Замечу, что первоначально введение ЕГЭ планировалось на 2003год. Однако недостаточно удачный ход эксперимента, с одной стороны, и сопротивление здравомыслящей, понимающей ситуацию общественности, с другой стороны, не позволили форсировать процесс.

Учитывая, что близятся думские и президентские выборы, решили мероприятие, грозящее большой потерей голосов электората, отложить на начало нового срока властных полномочий - наиболее удобное для протаскивания непопулярных реформ.

Если не предпринять действий, нейтрализующих эти планы, можно не сомневаться - дальнейших оттяжек введения ЕГЭ не будет.

Дело в том,  что, с учетом крайне неблагоприятной демографической ситуации, уже в ближайшие несколько лет число абитуриентских бюджетных мест в ныне существующих государственных вузах сравняется с числом выпускников 11-х классов. Значит, Россия могла бы реализовать всеобщее высшее образование и сохранить высокую  потенциальную конкурентоспособность на мировом рынке новых технологий и стремительно обновляющейся экономики. Именно это и не устраивает антисистему, концентрирующую усилия на превращении России главным образом в сырьевой придаток Запада. Разумеется, для обслуживания потребностей сырьевого комплекса всеобщее высшее образование не требуется.

Таким образом, власть предержащие, прекрасно зная о демографической катастрофе (в организации которой есть и их вклад), хладнокровно планируют вымирание вузов, опережающее вымирание населения. Особым цинизмом наполнен аргумент, оправдывающий подобную реформу необходимостью сохранения конкурса при зачислении в вузы. Надеюсь, после сказанного выше о сути правящего режима, нет смысла рассчитывать на то, что возможность уничтожения, как минимум 50% вузов будет упущена.

  Разрушив систему высшего образования, как один из весомейших компонентов культуры, страну лишат всяких шансов на достойное существование. Разумеется, малограмотным населением управлять проще. Проще охмурять демагогическими обещаниями и лживыми прогнозами, раздаваемыми как политиками, так и всяческими прорицателями. Конечно, разросшемуся непомерно множеству чиновников требуются неимоверные средства. Конечно, ради собственных интересов они готовы уничтожить любую, пусть и значимую для общества, структуру.

 4. Сравнение без претензий на строгость анализа

. Молча лицезреть маневры власти - недопустимо. Вспомним, лейтмотивом в пользу ударной приватизации промышленности звучала мысль о затратной никуда не годной (по сравнению с мировой) экономике России. Может быть, и система образования настолько плоха, что ее следует разрушить? Не будем комментировать известное заключение американцев о  превосходстве нашей системы образования как основной причине космического триумфа 1957 года. Они извлекли необходимый урок и больше на образовании не экономят. Заметим, впрочем, что незнание американцами, включая президентов, географии остается притчей во языцех до сих пор (последний пример: Буш-младший, не считая Афганистан континентальной страной, планировал направить к нему военные корабли). Не следует забывать также, что США скупают по всему миру (последние годы интенсивно и в России) наиболее способные молодые научные кадры, переманивают маститых ученых, используют фонды для привлечения и отбора талантливых студентов. Т.е. Америка не склонна полагаться только на собственный потенциал. Как же сопоставить уровни подготовки у них и у нас? Не претендуя на глубину и детальность анализа, сошлемся на доступную информацию от преподавателей, уехавших жить и работать за рубежом. Оказывается, что после совершенствования языковой подготовки выпускники российских вузов, педагоги и ученые со степенями и званиями становятся исключительно серьезными конкурентами на рынке труда. Страны Запада вынуждены ужесточать протекционистские меры в пользу собственных граждан. Уже без юмора воспринимается там острота: "чтобы преподавать в США физику - нужно иметь русский акцент". Таким образом, признание (на формальном языке - нострификация) соответствия квалификации наших спецов лучшим западным стандартам состоялось де факто, хотя еще и не официально.

Разумеется, высшее образование опирается на среднее, образуя с ним непрерывное целое. И о школьном образовании тоже необходимо высказаться. Как бы мы ни ругали свое среднее образование, неизменным результатом всех международных олимпиад школьников до недавнего времени являлись победы российских ребят (физика, химия, математика, программирование). Закоренелые двоечники и троечники наших школ чуть ли не мгновенно трансформируются в отличников при переезде, например, в Израиль. Причина таких почти волшебных превращений становится понятной, если учесть, что в этой стране до девятого класса детей занятиями не отягощают, не задавая домашних заданий и переводя в следующий класс независимо от уровня знаний. Понятно, что окончить старшие классы, где требования со стороны школы резко возрастают (соответствуют принятым у нас), могут лишь те, кого пестуют частные репетиторы (оплата 20 долларов за час). Как читатели, наверно, догадались, репетиторы - сплошь бывшие соотечественники, с которыми не в  состоянии конкурировать выпусники местных вузов.  Нет смысла петь дифирамбы в адрес нашего образования. Недостатков хватает, критиковать и устранять их необходимо. Нужно только четко сознавать: не заслужило образование одного - быть разрушенным. Причем, разрушенным с прямой подачи государства - структуры, призванной блюсти интересы, как отдельной личности, так и общества в целом.

 

5.Централизованное тестирование и ЕГЭ

 Интересно отметить, что, пропагандируя изо всех сил ЕГЭ, о механизме ГИФО предпочитают не распространяться. Внимание акцентируют на необходимости объективной оценки знаний, борьбе с коррупцией в области образования и доступности, в равной мере для всех, высшего образования. Но если брать за основу эти вполне разумные требования, вообще не понятен пыл адептов  ЕГЭ, так как уже десять лет в России успешно развивается централизованное тестирование (ЦТ), реализующее те же задачи. Подчеркну, централизованное тестирование (компьютерная проверка бланков ответов осуществляется в Москве) проводится на добровольной основе  и дает право педагогическим советам школ, а также приемным комиссиям ВУЗов и ССУЗов засчитывать результаты тестирования в качестве экзаменационных. Следует отметить, что в силу добровольности эта процедура не нарушает ни прав учащихся, ни закрепленной законом автономности ВУЗов. Прозрачность всех этапов процедуры ЦТ (начиная от разработки тестовых заданий и заканчивая выдачей сертификатов), открытость и доступность для анализа его результатов, а также развернутая научная работа в этой области снискали ЦТ заслуженное признание у большинства ВУЗов России. Существенно, что ЦТ не требует привлечения дополнительных бюджетных средств, являясь платной, но  не дорогой, услугой. Уже два года число тестирований по отработанной схеме уверенно превышает миллион. Собственно, упоминавшаяся выше информация о знаниях школьников получена в ходе  ЦТ. Характерно также, что высокими темпами развивается  компьютерное ЦТ.

   Знаковой акцией для ЕГЭ стал приказ Министерства образования, рекомендующего ВУЗам выделить не менее 50% специальностей, зачисление на которые должно проводиться на основе результатов ЕГЭ. Важно, что за приказом последовало разъяснение (в лучших традициях телефонного права) о нецелесообразности засчитывания результатов ЦТ на специальностях, зарезервированных под ЕГЭ. Наконец, последовало и письмо (от 24.12.2002 № 13-51-149/13), запрещающее  «использовать результаты централизованного тестирования в качестве вступительных испытаний на направления и специальности по общеобразовательным предметам, включенным в эксперимент по введению ЕГЭ». Подобный протекционизм вполне понятен, поскольку у приемных комиссий мог бы естественно возникнуть вопрос о сравнении качества тестовых материалов для конвертирования баллов сертификатов в баллы шкалы, действующей в ВУЗе. Но если материалы ЦТ в распоряжении комиссий были, то материалы ЕГЭ  не раскрывались, так как, с одной стороны, вариантов  было мало, а с другой стороны, их качество было не приемлемым (к вопросу о качестве мы еще вернемся).

Симптоматично также, что эксперимент по предполагаемому внедрению ЕГЭ фактически проводится на деньги Всемирного банка, и это многое объясняет. Чтобы освоить большие (по меркам российского образования) средства, был выбран чрезвычайно затратный вариант.

Единственный несомненный плюс для регионов состоит в поставке сканирующей и компьютерной техники (согласитесь, трудно осуждать за невинное желание даром улучшить свою материальную базу). Все же остальное не выдерживает никакой критики, с избытком прозвучавшей на состоявшейся в ноябре 2002г. конференции, посвященной проблемам ЦТ и ЕГЭ. Чего кроме откровенной халтуры  можно ожидать от «временного коллектива», задача которого - быстро и с аппетитом проесть чужие деньги? Кстати говоря, из резолюции конференции вся уничтожающая критика ЕГЭ была выхолощена. Подобная фальсификация  не может  оставаться безнаказанной, и соответствующие чиновники министерства образования должны быть привлечены к ответственности.

С целью хотя бы частичного восстановления прозвучавших оценок  уместно привести здесь системные недостатки ЕГЭ

 

            1. Исполнителями всех основных процедур ЕГЭ являются школьные учителя (количество участников и организаторов ЕГЭ столь велико, что его невозможно провести без участия работников образования). Вся акция проводится на федеральном уровне Минобразованием России, а на региональном уровне органами управления образованием субъектов Федерации. Следовательно, руководители и исполнители ЕГЭ с помощью этой акции сами оценивают результаты своего труда (обучения школьников).

            Корпоративный интерес руководителей и работников системы образования сломает любые ограничения технологии ЕГЭ для достижения своих целей:

            - демонстрации (подтверждения) высокого качества своей работы – учебных достижений выпускников;

            - повышения материального благополучия организаторов ЕГЭ в обмен на содействие в получении выпускниками более высоких результатов.

             Поэтому сознательное и бесконтрольное искажение результатов ЕГЭ неизбежно.

            2. Отсутствует ответственность (административная, уголовная) руководителей, организаторов и технических исполнителей за нарушения Инструкций по проведению ЕГЭ. Возможны подсказки, подмены, дооформление, подделки первичных материалов (бланков) ЕГЭ и при этом организаторам и техническим специалистам никаких наказаний за это не предусмотрено.

            Как только основная масса организаторов ЕГЭ осознает свою безнаказанность, контроль над объективностью результатов ЕГЭ будет потерян. Во все результаты ЕГЭ будут привнесены неконтролируемые завышения. Сравнивать учебные достижения отдельных выпускников и регионов будет невозможно.

            Значит, принимать решения о финансовых расходах семьи выпускника на обучение при получении высшего образования  и распределять ГИФО на основании явно недостоверных результатов ЕГЭ нельзя.

            3. При проведении ЕГЭ применяется тестовая технология с использованием одного достаточно короткого теста. При этом Минобразование России уверено, что с помощью такого теста возможно надежное определение учебных достижений выпускников любого уровня подготовленности – от коррекционных до элитных, претендующих на полную компетентность. При этом совершенно не контролируются ошибки измерений, присущие используемой технологии. Однако исследованиями установлено, что учебные достижения каждой категории учащихся надо определять с использованием наиболее подходящих для них тестов.

            Сейчас же реализуется ЕГЭ в форме одношаговой процедуры, в которой участникам неизвестного состава в одной аудитории предлагается один достаточно короткий тест, с помощью которого измеряются учебные достижения с различными ошибками измерений для разных тестовых баллов. Так, например, если с использованием простого теста измерять учебные достижения сильных учащихся, то у 96 % из них ошибка измерения составит ± 4 балла, что может быть для них очень значимо. Однако только 5 % слабых учащихся при этом будут оценены с ошибкой ± 4 балла.

            Надежно с приемлемой ошибкой измерений оценить учебные достижения выпускников неизвестного состава в одношаговой процедуре тестирования невозможно.

Для каждого выпускника минимальные ошибки измерения могут быть получены только в случае использования наиболее подходящего для него теста.

            Современная тестовая технология предусматривает создание и использование батарей тестов различных уровней сложностей и свойств.

            Учащихся до тестирования необходимо заранее дифференцировать по уровням их подготовленности с тем, чтобы на тестировании предложить им наиболее подходящий по свойствам тест.

            Для обеспечения объективности измерений необходимо провести одно-два предтестирования с тем, чтобы предварительно оценить уровень подготовленности учащихся.

            Использование одношаговой процедуры тестирования при проведении государственной широкомасштабной акции с научной точки зрения недопустимо и является профанацией.

            4. Используемая технология ЕГЭ сложна, громоздка и неэффективна.

При проведении ЕГЭ для каждого выпускника используются три специальных бланка с уникальными штрих-кодами. Вместе с тестом они запечатываются в полиэтиленовый пакет. Далее 15 таких пакетиков запечатываются в плотный пакет «Секьюрпак». Десятки тонн этих пакетов рассылаются по всей стране. Значительная часть пути секретных тестов организаторами ЕГЭ не контролируется. Зато, попав в руки организаторов, пакеты заведомо вскрываются и тесты прорешиваются.

            Так, например,. имеются сведения о вскрытии и переупаковке тестов ЕГЭ в Ростовской области. Тесты безусловно прорешивались и доводились до сведения доверенных организаторов. (Если это не так, то зачем же вскрывались «Секьюрпаки», ведь во все регионы их посылали с большим избытком).

            5. Контроль за процедурой проведения ЕГЭ абсолютно необходим. Проводиться он должен совершенно посторонними и специально подготовленными специалистами из иных территорий (регионов), чем те, в которых находятся пункты проведения ЕГЭ. Таких инспекторов должно быть несколько десятков тысяч. Затраты на их командировочные расходы составят сотни миллионов рублей. Однако присутствие только одного наблюдателя в школе при проведении ЕГЭ не гарантирует отсутствие злоупотреблений. Классов много, а наблюдатель один.. В тоже время институт наблюдателей, если его создать, чрезвычайно дорог и неэффективен.

            6. Процедура ЕГЭ очень дорога (не случайно точные финансовые отчеты никогда не публиковались). На стадии эксперимента, затраты на одного выпускника (с учетом стоимости приобретаемого оборудования) при проведении одного экзамена в 2002 г. составили от 700 до 1000 рублей.

            В пересчете на всех выпускников России (~800 тыс. чел.) по 4 экзамена на каждого в форме ЕГЭ суммарные текущие расходы (без учета стоимости оборудования) составят 800 тыс. чел. х 4 экзамена х 400 руб.~ 1 млрд. 300 млн. рублей.

            Полученный результат впечатляет. В системе образования на эти деньги можно было бы сделать многое. 

             Легко просчитать последующий ход событий (если все пустить на самотек)

Прежде всего будет объявлен безусловный успех эксперимента по введению ЕГЭ (не лгать наша власть, в принципе, не может) и примут соответствующий Закон или Постановление правительства. Тогда проводить ЕГЭ  придется всем обязательно. Но финансирование ЕГЭ из средств федерального бюджета прекратится. Дальнейшее финансирование ЕГЭ должно осуществляться из средств субъектов Федерации. А они и без того в подавляющем большинстве случаев являются дотируемыми (своих денег у них и без ЕГЭ не хватает).

 В первом сезоне после   узаконивания ЕГЭ  механизм ГИФО апробируют в виде поощрительной добавки (для власти самое главное его ввести), осуществив попутно дифференциацию ВУЗов и расколов тем самым вузовскую общественность.  Такой прогноз  основывается на элементарной логике и лаконичном ответе, данном автору министром  Филипповым на встрече в Екатеринбурге по поводу планируемого использования механизма ГИФО: «на первом этапе – в качестве добавки».

   Тогда в следующем сезоне следует ожидать превращения механизма ГИФО   в основной источник бюджетного финансирования ВУЗов, что резко скажется на возможности дальнейшего существования абсолютного большинства из них. Оптимизм сторонников платного образования, базирующийся на том, что уже сейчас половина средств ВУЗов обеспечивается внебюджетными поступлениями (мол, выживем и без федеральных вливаний), иллюзорен, поскольку уровень финансирования для обеспечения полноценного профессионального образования должен не менее чем в три раза превышать существующий, а платежеспособность населения низка.

Кроме того, следует иметь в виду, что стандарты аттестации вузов уже изменяются в сторону ужесточения процедуры, так как наряду с финансовым ресурсом власть намерена использовать и административный ресурс для масштабного сокращения их числа.

 После разгрома ВУЗов ЕГЭ можно будет и отменить, фарисейски посетовав о том, что «получилось, как всегда» (притворное раскаяние входит в обязательные правила игры, вернее, заигрывания, с потенциальными избирателями).

 В принципе, дальше не интересно, но договорим. Если ЕГЭ сохранить, то очевидно, что регионы не смогут его финансировать должным образом. Это приведет к искажениям процедуры и технологии ЕГЭ, порождающим результаты разного качества. Наиболее престижные вузы (из оставшихся) не станут доверять (и вполне обоснованно) результатам ЕГЭ из регионов с низким уровнем вложения средств.

Вот тогда ЕГЭ, скорее всего, перейдет на полную самоокупаемость. Педагоги будут брать деньги с родителей за результаты ЕГЭ. Выпускники будут иметь доступ к высшему образованию в зависимости от размеров кошелька родителей.

            . Для полноты картины рассмотрим другой предельный случай. Допустим, что каким-то (по-видимому, волшебным) образом ЕГЭ проводится идеально. Все организаторы абсолютно честны. Все Инструкции хороши и точно исполняются.

            Получить высокий результат ЕГЭ возможно, только имея хорошие знания. Какие тенденции это породит в школе?

            Очевидно, что обеспеченные родители будут вкладывать средства в дополнительные платные образовательные услуги (репетиторы, дополнительные занятия в школе и т.п.) для своих детей. Их уровень подготовленности окажется значительно выше, чем у менее обеспеченных сверстников. Результаты ЕГЭ выпускников – детей обеспеченных родителей, окажутся гораздо более высокими, чем у их менее обеспеченных товарищей.

            Именно дети богатых родителей будут получать высшее образование бесплатно. А дети менее обеспеченных родителей будут платить или доплачивать за высшее образование.

            Тогда прощайте социальная справедливость вместе с равенством возможностей и да здравствуйте госпожа социальная сегрегация, узаконенная господином ЕГЭ!

 Наконец, для блаженных и склонных к маниловщине граждан можно изложить и утешительный сценарий: к счастью, деньги кончились, закон просто забыли принять, исчезли заказные публикации в пользу ЕГЭ, а прожорливая беспринципная саранча, обеспечивавшая психологическую поддержку ЕГЭ (проще говоря, зомбирование граждан), разбежалась.

          Впрочем, последний сценарий имеет ничтожную вероятность для реализации, поскольку антисистема функционирует по своей программе, и первые думские слушания по вопросу введения  ЕГЭ уже состоялись в декабре 2002г. Только один депутат Мельников отметил, что (далее цитирую «Независимую газету») «совершенно нелогичным выглядит желание во что бы то ни стало "пробить" ЕГЭ, когда уже почти 10 лет существует отработанная схема добровольного Централизованного тестирования». Такая позиция депутата легко объяснима, если учесть, что он накопил достоверную информацию за время работы в думском комитете по образованию.

          Что же делать (вечный вопрос)? Разумеется, на самотек ситуацию никто не собирается пускать. В частности, весьма взвешенная позиция отражена в резолюции совещания ректоров вузов Уральского Федерального округа, прошедшего  в октябре 2002 года (резолюция принята единогласно, за нее проголосовало 42 ректора). Приведу ее фрагменты: 

 

«1.ЕГЭ…должен рассматриваться только наряду с такими хорошо апробированными и получившими заслуженное признание вузов формами как олимпиады, централизованное тестирование (ЦТ) и вступительные экзамены в вуз.

2.….финансирование вузов на основе ГИФО должно иметь характер надбавки к существующему (минимальному) уровню бюджетного финансирования.

3.За вузами сохраняется право самостоятельно формировать шкалы пересчета результатов ЦТ и ЕГЭ в систему оценивания результатов вступительных экзаменов.

4.Продление срока эксперимента по введению ЕГЭ на всей территории Российской Федерации до 2008 года в целях:

-         отработки процедуры его проведения;

-         создания валидных контрольно-измерительных материалов (КИМов);

-         подготовки педагогического корпуса и учащихся средней школы к новой форме итоговой аттестации;

-         встраивания оценки результатов ЦТ и ЕГЭ в систему оценивания результатов вступительных испытаний в вузы.

 За вузом… сохраняется право самостоятельного принятия решений о засчитывании результатов ЕГЭ и ЦТ при зачислении на любые специальности без навязывания каких-либо квот для отдельных видов испытаний знаний абитуриентов».

 

Эта, на мой взгляд, исключительно лояльная к ЕГЭ позиция могла бы стать основой компромисса, чтобы и государство (Минобразования), имеющее, конечно, право на эксперимент, могло «сохранить лицо». Справедливости ради следует отметить, что с приходом команды Путина финансирование образования, оставаясь явно недостаточным, заметно улучшилось.

В любом случае обсуждаемый вопрос настолько серьезен, что требует политического решения.

 

6.Тест для власти  

В свете сказанного необходимо поставить перед Государственной Думой вопрос о внесении  следующих поправок в законы.

1. Поправка в закон «Об образовании»

Пункт 1 статьи 1 изложить в следующей редакции.

« Российская Федерация провозглашает область образования приоритетной и считает необходимым создание условий для всеобщего высшего профессионального образования.»   

Ясно, что предлагаемое расширение формулировки статьи 1 создает политический барьер для сокращения количества вузов с помощью изменения механизма финансирования. С учетом демографической катастрофы оно сохраняет максимально возможное поле выбора для молодежи, реально гарантируя в ближайшем будущем доступность бесплатного высшего образования.

2.Поправка в федеральный закон «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»

Первое предложение абзаца первого пункта 1 статьи 11 изложить в следующей редакции:

«Прием в высшие учебные заведения проводится по заявлениям лиц, имеющих среднее (полное) общее или среднее профессиональное образование, на конкурсной основе по результатам вступительных испытаний и централизованного тестирования, проводимых  высшими учебными заведениями, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации об образовании.»

 Здесь уместен небольшой комментарий.

  1. Олимпиады в этом предложении не упоминаются, т.к. соответствующая поправка внесена в пункт 3 статьи 16  закона «Об образовании»

  2. Основная цель предлагаемой поправки узаконить централизованное тестирование как одну из хорошо апробированных и добровольно принятых большинством вузов России  форм вступительных испытаний, образующую вместе с традиционными вступительными экзаменами и олимпиадами единый комплекс. Нельзя допустить потерю ни одного таланта. 

  3. Законодательное признание централизованного тестирования будет способствовать сохранению автономии ВУЗов даже в случае введения Единого государственного экзамена, т.к. именно ВУЗ будет устанавливать шкалу пересчета результатов различных  вступительных испытаний.

 По реакции власти на принятие этих поправок можно будет сразу сделать первые вполне конкретные выводы.

 Наилучший (из реальных) вариант решения состоял бы в следующем:

-предложенные поправки принимаются;

-позитивным итогом эксперимента считается поставка и освоение техники в регионах, но само введение ЕГЭ признается нецелесообразным;

-проводится компьютеризация школ и их подключение к Интернет,  позволяющие, в частности, проводить масштабные (всероссийские) олимпиады для отбора талантов и компьютерное ЦТ.

 

Идеальный вариант включал бы:

-восстановление полноценного бюджетного финансирования всего образовательного комплекса (не только за счет внутренних резервов образования, но и за счет масштабного сокращения расходов на госаппарат, а главное за счет национализации природных ресурсов, дающей правительству реальные рычаги для проведения любых (тех же рыночных) реформ в интересах общества);

-немедленную ликвидацию армии беспризорников и возвращение ребят в образовательное поле, поскольку, помимо восстановления элементарной социальной справедливости, никто  не может гарантировать, что среди них нет талантов и возможных будущих великих людей России.

Разумеется, только реализация последнего варианта означала бы кардинальную трансформацию правящего режима. Автор, следуя Гумилеву, рассматривает идеал не в качестве утопии, а «как отсроченный прогноз». Это позволяет, несмотря на достаточную информированность, сохранять оптимизм, считая, что высококвалифицированные кадры системы образования России вернут ей мировое лидерство по всем позициям.

 

 

Доктор физико-математических наук, профессор                М.П.Кащенко

 

  страницы: 1

Коалиция
"За новую российскую школу!"

Войти в коалицию!

Поиск на нашем сайте:


    
Rambler's Top100 Rambler's Top100






Высказаться!

Перейти к обсуждению и комментариям.

отправить по e-mail: версия для печати ..::

[c] Партия России
[c]
Образовательное общество

Сайт создан с использованием технологии SanitariumWebLog