СПАСЕМ РОССИЙСКУЮ ШКОЛУ!
Save Our School!

 

 

Главные новости проекта - архив 2003


Москва в ЕГЭ не верит II

«ЕГЭ придуман чиновниками из зависти...»

 

Ирина РЕЗНИК

 

Источник: Газета. ру

 

В этом учебном году выпускникам половины московских школ предстоит принять участие в эксперименте по сдаче единого госэкзамена (ЕГЭ). Остальные присоединятся к ним через год.

Как известно, руководство московского образования долго сопротивлялось введению ЕГЭ. Резко отрицательно относится к эксперименту педагогическая общественность Москвы. Неприятие вызывает и сама идея ЕГЭ, и форма его проведения, и содержание экзаменационных заданий.

Своим мнением с корреспондентом «Газеты.
Ru» поделились педагоги нескольких московских школ.



«Нынешний эксперимент обязательно увенчается успехом. Только вот что называть успехом?» Директор школы-лаборатории № 76О Гармаш Владимир Юрьевич


Я думаю, что единый государственный экзамен – не самое главное, что нужно сегодня российскому образованию. И равенство прав, которое якобы даст ЕГЭ, не более, чем иллюзия. Какое может быть равенство у сельской школы со столичной, если там просто учителей нет! Для того чтобы одаренные «Филиппки» из глубинки попадали в вузы, нужно остановить развал сельских школ. Равенство прав будет обеспечено только тогда, когда каждая школа будет одинаково хорошо оснащена, а на замещение вакантных учительских должностей появится конкурс. Сегодня же, при таком дефиците финансирования образования, огромные средства выделяются на то, что вполне могло бы подождать. Формируется система, создаются информационные центры по тестированию, сколько одной только бумаги требуется! И что разрабатывается? Механизм проведения экзамена. Так, может быть, он не стоит таких денег и было бы больше смысла, если бы их просто отдали на увеличение зарплаты учителям?

Еще один вопрос: а кто даст гарантию того, что экзамен будет проходить честно? Вот теперь оказывается, что российский учитель – не совсем честный и на экзамене своему ребенку помогает, а при новой системе все будет объективно. Что-то очень сомнительно.

Скорее всего, окажется, что одни дети в силу своей честности в вуз не попадут никогда, а другие – «особенно честные» – будут иметь все.

Сегодняшняя ситуация напоминает мне 1968 год, когда без всяких к тому оснований, не проведя исследований, в школах перешли к безотрывному письму. Или когда разом вернулись к смешанной системе обучения. Нынешний эксперимент тоже обязательно увенчается успехом. Только вот что называть успехом? И главное, какой ценой? Я пока никаких исследований не видел.

Более того, сегодня никто даже до конца не понимает, что это за экзамен и как к нему готовиться. То, что висит в интернете, на сайте Министерства образования, – очень приблизительные вещи: общие инструкции, форма бумажек.

Почему экзаменационные вопросы спрятаны от детей и учителей? Содержание экзаменов не может быть закрытым. Даже в программе для поступающих в вузы всегда была конкретика.

Пусть вопросов будет хоть две тысячи, но дети должны знать, к чему готовиться. Я бы хотел спросить у людей, которые разрабатывали эти вещи и имеют высшее образование: они сами-то могут сдать экзамены по всем предметам ЕГЭ?

Но эксперимент пошел. Нервничают директора, учителя, родители. Но больше всего нервничают дети. Пятьдесят тысяч московских выпускников, у которых решается судьба, находятся в полной неопределенности. И кто сможет ответить за их здоровье и устойчивость психики? Нам так и не показали полную картину тех регионов, где уже прошел эксперимент. Кто-нибудь наблюдал психосоматику детей во время экзамена, проводил энцефолограммы и кардиограммы? А если исследования влияния на здоровье детей жесткого 180-минутного контроля где-то и проводились, почему не обнародованы их результаты?

Эксперимент проводится на живых людях. Поэтому сомнений в его отношении у меня очень много.



«Школа не должна готовить к поступлению в вуз...» Замдиректора по иностранным языкам Измайловской гимназии № 1508 Хавина Ольга Морицовна


Любой экзамен должен проверять какие-то умения и навыки. Если речь идет о языке – то это, прежде всего, умение говорить, ЕГЭ же – письменный экзамен. В тестах есть задания на аудирование, но это лишь первичный контроль, а цель аудирования состоит в том, чтобы ученик мог рассказать то, что он услышал и понял.

Кроме того, в тестах ЕГЭ есть задания, требующие более детального знания каких-то вещей, чем это предусмотрено региональными программами. В нашей школе с углубленным изучением иностранных языков дети справляются с этими заданиями. Но ведь мы говорим о равенстве прав для всех выпускников.

К тому же в разных вузах совершенно разные требования. О чем приемным комиссиям могут сказать результаты усредненного ЕГЭ? И тем более нельзя уравнивать выпускные экзамены и вступительные.

С моей точки зрения, школа не должна готовить для поступления в вуз. Ни по какому предмету.

Она должна решать более широкие задачи: давать общие знания, развивать в детях творческое начало, учить мыслить. И при чем тут этот ЕГЭ?

На мой взгляд, ЕГЭ придуман чиновниками из зависти к преподавателям, занимающимся репетиторством и получающим большие деньги. Наверное, действительно репетиторства быть не должно, и путь в вузы должен быть открыт для всех способных абитуриентов. Но ЕГЭ не решит эту проблему.

И потом, я очень сомневаюсь в правовом аспекте ЕГЭ. Мы не имеем права насильно внедрять какие-то способы приема в вузы. Если мы решили пойти по западному пути, то должны учесть, что и там единое тестирование применяют далеко не во всех школах и вузах.



«С тестами лучше справляются те дети, которые хуже знают предмет...» Замдиректора по информационным технологиям школы № 507 Токарева Людмила Васильевна



Если судить по результатам прошлогоднего централизованного тестирования – экспериментального ЕГЭ, который проходили дети по желанию, – можно заметить, что на вопросы теста лучше отвечали те дети, которые хуже знали предмет. Это связано с тем, что сильный ученик начинает вдумываться в каждый вопрос и обширно отвечать на него. Он не может дать однозначного ответа, потому что более широко мыслит. Менее подготовленный ребенок пользуется методом «тыка». А так как в этом случае отключается голова, все зависит от везения: попал – не попал, угадал – не угадал.

С одной стороны, тестирование ужесточает условия сдачи экзамена, а с другой – урезает необходимый для этого объем знаний.

Мы можем получить поколение, научившееся на интуитивных вещах выходить на правильные ответы и не видящее никакого смысла в глубоком, осмысленном изучении предмета.

В качестве подготовки к экзаменам теперь нам придется натаскивать детей на определенные ответы. А это не даст тех обширных знаний, которые мы давали раньше. Фактически урезается образование как таковое.

Как я понимаю, ЕГЭ вводился для того, чтобы помочь детям с разным уровнем попасть в институт. Но программы вступительных и выпускных экзаменов сегодня очень сильно отличается друг от друга. И, наверное, правильнее вместо введения ЕГЭ было бы снизить планку требований вуза и повысить планку 11-го класса.

от редакции:
P. S. Главное достоинство российских экспериментов заключается, как известно, в равноправии участников. Во времена Хрущева равные права на выращивание кукурузы получили крестьяне, проживающие и в Черноземье, и в условиях вечной мерзлоты. Сегодня выпускник сельской школы, возможно, видевший учителя иностранного языка всего-то несколько раз в своей жизни, имеет полное право быть оцененным по тем же самым тестам, что и его сверстник из элитной лингвистической гимназии.

Интересно, почему молчат регионы?

 

  страницы: 1

Коалиция
"За новую российскую школу!"

Войти в коалицию!

Поиск на нашем сайте:


    
Rambler's Top100 Rambler's Top100






Высказаться!

Перейти к обсуждению и комментариям.

отправить по e-mail: версия для печати ..::

[c] Партия России
[c]
Образовательное общество

Сайт создан с использованием технологии SanitariumWebLog