СПАСЕМ РОССИЙСКУЮ ШКОЛУ!
Save Our School!

 

 

Развал российской школы


Заголовки мне дает редакция...

Реплика по статье А. И. Любжина "Как А. А. Пинский профессоров отругал II : Некоторые посильные возражения для читателей А. А. Пинского"    (опубликовано в Сети spasem-shkolu.p-rossii.ru/17/336_1.shtml)

 

В "Русском журнале" я написал, что ставлю точку в дискуссии по письмам филологов и по возникшему там разбору моих взглядов  (разумеется, имелось в виду мое участие; ставить точку "вообще" в нынешнем Интернете не дано никому).  Здесь же я решил все же кратко и фрагментарно отнестись к некоторым тезисам А.Любжина. Сразу принесу извинения – я не смогу сейчас ответить подробно, просто нет свободного времени, но если оное возникнет, то напишу более пространно. Выдержки из статьи Любжина привожу жирным синим цветом.


Сначала — заглавие. (Имеется в виду – данное моей последней заметке в РЖ “Нестрашный суд, или Скандальные ошибки филологов". – А.П. ) В чем скандальность ошибок упомянутых в нем филологов?

Как и в случае с первой заметкой, по письму к Шишлову, заглавие давал не я, а редакция РЖ.

 

 

"…Во-вторых, как можно согласиться с отождествлением прежней советской и нынешней российской школы, лишь жалкой руины величественного здания?"

В сущности, уже здесь можно было бы ясным образом разойтись. В некотором смысле – еще раз "поставить точку". Я не считаю, что советская школа была "величественным зданием", что нынешняя школьная система есть "лишь жалкая руина". Мне не кажется советская школа чем-то хорошим – она была авторитарна (об этом напишет и Любжин), держалась во многом на страхе, то более явном, то более подспудном, атмосфера в ней была удушливой ( и самое печальное в том состоит, что многие из ее учеников этого и не сознавали, считая, что так оно и должно быть по определению), а качество образования – скверным.

Все основные постулаты той школьной модели в начале 30-х годов закладывало ЦК ВКП (б) и, это подчеркивается биографами, лично тов. Сталин, который усердно правил все базовые резолюции и документы. "Урок как основная форма учебно-воспитательного процесса", "О типовых штатах и ставках в начальных и средних школах", "О педологических извращениях" и т.д. – вот перечень документов ЦК и последующих актов Совмина (замечу, до сих пор де-юре не отмененных), определивших ту модель школы.

Когда по коридорам нашей школы проходил директор, мы все, будь то во 2-ом классе или в 9-ом, замирали у стенок и молчали, пока он не пройдет и не сокроется в кабинете или еще где-нибудь. Та модель, повторяю, до сих пор во многом – увы – жива. Пару лет назад ко мне в школьном коридоре подошли две третьеклассницы и, чуть смущаясь, выпалили мне: "Анатолий Аркадьевич, вы не настоящий директор школы!" Я ответил: "Может быть. Но почему лично вы пришли к этому выводу?" Они мне ответили: "К нам в класс пришла Алина из другой школы, и она нам сказала, что у нас директор не настоящий. Когда директор настоящий – как у них в прежней школе Алины – то ребята все бегают в коридоре, но если директор идет по коридору, то они все замирают и замолкают у стеночек". Я ответил: "Что ж Алине, вероятно, виднее. Тогда и вправду – не настоящий. Только знаете – таким "настоящим" я не хочу быть". В ответ девчонки мне хором воскликнули: "И не надо!!!"

Это я могу повторить и здесь – такая "настоящая" школа (от каковой мы, по мысли оппонента, имеем сейчас лишь руины) лично мне  активно несимпатична.

 

Впрочем, А.Любжин честно проговаривается: "Душа советского образования — его авторитаризм".Ну да, всё так. А дальше идет типовое заблуждение человека то ли индустриального общества, то ли аграрного (может, если А.Любжин укоренен, как он пишет в российской действительности 18 в., верно именно последнее) авторитаризм, якобы, обеспечивает  "главную характеристику плодотворной учебы — его трудность"(видимо, надо "ее", т.е. трудность именно учебы, а не авторитаризма – но это не столь важно). Удивительно, что до сих пор даже широко образованные россияне-современники не понимают одного – авторитаризм не только этически и политически неприятен, он просто неэффективен. Потрясает, насколько близко наши почвенники-гуманитарии, даже продвинутые, уж точно того и не помышляя, подходят что к незабываемому "Arbeitmachtfrei", кое явилось крайней, но закономерной гранью пафосной идеологии дисциплинарного общества.

 

"Что же до парадигмы механического заучивания фактов, то этот спор старый, он идет еще с Монтеня и Локка; не имея возможности хоть сколько-нибудь внятно резюмировать его, зададим только один вопрос: каким образом можно научить и научиться думать, оперируя только простыми и примитивными наборами фактов, без возможности выстраивать сложные системы взаимосвязей и взаимодействий?"

Ну как же так можно? Ну неужели непонятно, что ПИЗА и компетентностный подход в целом ориентирован не на примитивные и простые факты, а просто на другой тип знания? Ну неужели непонятно, в конце концов, что 18-й век кончился? И даже 19-й кончился. Ну к чему это бисероплетение и вязь изощренного гуманитарного дискурса, если банальности еще (уже…) не освоены?


Непонятно, почему именно коммуникативность ставится во главу угла.

Никто так не писал. Писалось по смыслу и по форме "одна из…".

 

Другие достоинства — честность, трудолюбие, трудоспособность, ум — утратили свое значение?

Кто сказал? Опять "модернизаторы"?

 

"Так ведь Русь изначально молчалива". -  После Руси была Россия. Потом – СССР. Потом – снова Россия (Российская Федерация). Или нам и 18-й век уж тяжел и неуютен? И мы внутренне хотим еще подальше назад, эдак век в 16-й? Боже, что делает книжное знание и архивная пыль с умами…

 

Не будучи специалистом в области “пизанских” штудий, я знакомился с их результатами по статье в “Шпигеле” Pfusch am Kind (“Халтура на детях”) — Der Spiegel, № 20, 2002. S. 96–123. Немецкую общественность чрезвычайно переполошило место Германии в этом списке (двадцатое по математике и естественным наукам; по чтению — двадцать первое). Россия по данным этого же исследования занимает 27-е место по чтению и естественным наукам и несколько лучше выгладит в математике: там мы двадцать вторые. Южная Корея в естественных науках первая, в математике вторая, а в чтении — только шестая. США, славные своим низким образовательным уровнем, по данным этого исследования опережают нас (и Германию) по всем пунктам — они 15-е по чтению, 19-е по математике и 14-е по естественным наукам. Великобритания — 7-я, 8-я и 4-я соответственно, Франция — 14-я, 10-я и 12-я.
Неужели это распределение мест не внушает подозрений?

Нет, не внушает. А копнуть глубже – еще хуже окажется.

 

 

Но чтобы США со своей скудной математической программой серьезно опережали нас по этому предмету? Ну поймите, математику в США учат лучше, чем у нас. Посмотрите их стандарты и результаты нац. образовательных тестирований. Давайте перестанем кормить самих себя пронафталиненными мифами, даже высокогуманитарной рафинированности. Или уже никак невозможно?…

 

Чтобы Германия и в самом деле разрушила до такой степени свою образовательную структуру, в XIX веке лучшую в мире? Да не разрушала она ничего. Это у нас выискивают "разрушителей" (вот, к примеру, Пинского вычислили). Просто – застыла она на месте. Разрушение есть простой и невинный, автоматический результат застывания.

 

Конечно, эти разрушения — факт, с которым спорить невозможно; они зашли уже весьма далеко; но остальная Европа тоже не стояла на месте — непрерывно деградировала! Вовсе не так всё. Франция и Германия – больше простояли на месте в школьном деле. А Финляндия – вовсе нет, и она показала, кстати, один из лучших результатов по ПИЗЕ.


И еще один вопрос по поводу: а стоит ли нам включаться в процесс общеевропейской деградации? И очень ли важна конвертируемость наших бумажек на внешнем рынке, если мы занимаемся своей страной? Стоит ли тот сравнительно небольшой процент наших детей, кому это важно и нужно, разгрома школьной системы как таковой?

 

Уф… Да ведь не для внешней конвертации нужна интеграция. А для того, чтобы само по себе лучше стало!
 

 

В обстановке, когда разумные меры малореальны, предметом борьбы становится отвержение неразумных. С этой оговоркой и надо воспринимать сегодняшний школьный консерватизм. “Знаем, что лучше сделать вы нам не дадите; попытаемся по крайней мере не дать вам сделать хуже”. Вот и все, и все “скандалы”, “передержки”, “ошибки” и проч., в чем упрекает своих оппонентов Пинский. Впрочем, мне иногда кажется, что больной уже неоперабилен и его погубит любое — даже вполне обоснованное — вмешательство…

 

Дорогой г-н Любжин, ну не бывает так в жизни. Жизнь на то и жизнь, что ее нельзя мумифицировать. Мумифицируют нечто другое. Повестка дня нынешней реформы скверная? – Выдвигайте другую. Мне  будет интересна реформа по Любжину. Но реформа, а не проект фабрики по абсолютному консервированию. Оставить "все как есть", то есть в качестве единственной идеи выдвигать охранительство ставшего и его мумификацию – ошибка не только историческая, но и просто логическая.

 

Профильная школа — не от хорошей жизни. Это доказавшая в XIX в. свою неэффективность бифуркация, да еще взятая в своей самой неэффективной разновидности.

Да? У вас есть лучшие примеры построения старших классов в массовых школьных системах? В каких странах и что имеется в виду? Или надо опять переселиться то ли в 18-й, то ли в 16-й век?

 

А почему с этим согласны все — потому что это единственный шаг в реформах, сделанный даже не в нужно направлении (ох как до этого далеко!), а исходя из правильных предпосылок.

 

И на том спасибо. Кстати, ценимый Вами де Местр исключительно верно написал Разумовскому о профильной школе (см. на соответствующем сайте Л.Любжин и Ж. де Местр о профильной школе).
 

  

А репликой Юрия Федоровича Самарина, которую он тоже не удостоил реакции, я хотел перевести данную дискуссию в ту плоскость, которая только и позволяет взглянуть на дело в целом, — в плоскость полемики славянофильства и западничества.
В данный момент я воспользуюсь возможностью не слишком ограничивать объем своих писаний и приведу еще одну его реплику — на этот раз адресованную не дельному и многознающему С. М. Соловьеву, а невежественному и мелкотравчатому Белинскому. “Что касается до обвинения в непонимании Запада, — пишет аналитик-славянофил, — то мы могли бы сказать в ответ, что не-славянофилы не понимают России, потому что мерят ее на западный аршин; но мы желали бы оправдаться, если бы только мы знали, что именно значит теперь Запад и Европа. Было время, когда под слово Европа разумели аудиторию Берлинского университета, потом — два или три журнала, издающиеся в Париже; но что именно оно значит теперь, нам неизвестно”.

Ну зачем же самому так уж проговариваться? Как-то не кругло выходит… Ну неужели не знаете, что такое Европа? Нешто правда? Боже, как актуален Ницше с его мыслями “О пользе и вреде истории”. Перечтем?

 

  страницы: 1

Коалиция
"За новую российскую школу!"

Войти в коалицию!

Поиск на нашем сайте:


    
Rambler's Top100 Rambler's Top100






Высказаться!

Перейти к обсуждению и комментариям.

отправить по e-mail: версия для печати ..::

[c] Партия России
[c]
Образовательное общество

Сайт создан с использованием технологии SanitariumWebLog